КРОНБОРГ - ЗАМОК ПРИНЦА ГАМЛЕТА

Досуг
№31 (589)

Итак, со скользкого и мокрого гравия независимой территории Христиания я ступила на цивилизованный тротуар окружающего ее города Копенгагена.  Следующий объект был замок Эльсинор. Уверена: у российского интеллигента это название должно вызвать усиленное сердцебиение. Еще бы, ведь это тот самый замок, который описал Шекспир в своем «Гамлете»! Увы! Не в первый раз великий драматург мистифицирует нас. Толпы туристов осаждают балкон в Вероне, где произошло первое свидание Ромео и Джульетты. Людям, независимо от пола и возраста, нужна красивая сказка, вот они себе ее и придумывают. Но Верона хотя бы существует в природе, в то время как замок Эльсинор - отнюдь...
Но существует город Эльсинор, именем которого Шекспир назвал замок. Кстати, Гамлета, принца датского, он не выдумал, а взял из хроники Саксона Грамматика, который, в свою очередь, записал ее из древних преданий о королевском сыне по имени Амлет. Этот Амлет был необузданным и кровожадным, и ничего общего не имел с тем рефлекcирующим и утонченным принцем, которого придумал Шекспир. Тем не менее, надпись на каменной стелле, повествующая об истории реального Гамлета, воздает благодарность Шекспиру за то, что «он обеспечил датскому принцу вечную славу и разнес имя Хельсингер (Эльсинор) по всему миру». Так литературный миф становится историческим фактом.
Когда-то Эльсинор был вторым по значению городом в Датском королевстве. Расположен он был в самом узком месте пролива Орезунд, всего три мили отделяли его от Швеции. Узкий пролив буквально кишел рыбой, город процветал, но потом рыба по непонятным причинам стала уходить на север, и рыболовство зачахло. Для Дании это было трагедией. Король Эрик Померанский в 1423 году нашел остроумный способ пополнения городской казны: он обязал каждое судно, проходящее через Орезундский пролив, платить дань датскому королевству. А для того, чтоб этот приказ выполнялся, повелел построить мощную крепость на глубоко выдающемся в море мысе Кроген. Это же имя присвоили и крепости. Она была обнесена валами, рвами, двойными стенами с узкими бойницами, и оснащена мощными пушками. Проходящие суда безропотно платили дань. Сначала ее взимали просто за проход через пролив, потом стали взимать в виде процента от стоимости груза. Кроме этого, налог надо было платить за маяк, за оформление бумаг и еще за что-то. Система поборов росла и множилась, но всему приходит конец: в середине 19 века «зундскую пошлину» отменили, и городу, раздобревшему на даровых хлебах, пришлось туго. И тут ему на помощь пришел Шекспир. Можно сказать, очень вовремя. Он обеспечил Эльсинору не только славу, но и процветание. Датчане говорят, что « зундскую» пошлину теперь платят туристы, и называется она «шекспировской».
В 1577 году, при короле Фредерике Втором, крепость превратилась в королевский замок: по углам выросли шпили, в центре двора забил фонтан высотой в семь метров. Были прорезаны высокие окна, появилась лепнина. Палаты короля Фредерика Второго были выполнены в стиле ренессанса, восхищение современников вызывал бальный зал длиной в 62 метра.
Другой «изюминкой» были семь старинных гобеленов с изображением датских королей. Всего их было 40, на них было изображено 113 датских королей. До нашего времени дошло 14. Семь из них хранятся в Кронборге, семь - в Национальном музее.
Для посетителей открыты также обширные катакомбы, где можно увидеть каменную статую легендарного рыцаря Хольгера, которого почитают, как основателя датского государства.
Кстати, великий Андерсен не обошел его своим вниманием. «Есть в Дании старинный замок Кронборг; лежит он на самом берегу Эресунна... В его глубоком, мрачном подземелье, куда никто не заглядывает, сидит Хольгер - Датчанин»- так начинается его сказка « Хольгер Датчанин». Хольгер сидит в глубоком подземелье, закованный в тяжелые латы. Он крепко спит. Но если Дания будет в опасности, он проснется, встанет во весь свой исполинский рост и выйдет с мечом на врага.
Замок стал называться Кронборг - коронный замок, не утратив при этом своей крепостной функции. Во времена Христиана Четвертого Кронборг, уже в качестве королевского замка, утверждал величие датской короны. К сожалению, мы осмотрели только внутренний двор, хотя помещения дворца доступны для туристов за 30 крон: нас ждал паром, в Швецию. А жаль.
Мы бродим по огромному внутреннему двору, выложенному каменными плитами. Именно здесь Гамлет преподносил бродячим комедиантам правила лицедейства. В память об этом ежегодно, вот уже 70 лет лучшие датские и зарубежные актеры играют здесь бессмертную шекспировскую трагедию. Здесь играл Гамлета молодой Лоренс Оливье. Здесь, на этом дворе, в этих залах и переходах, в этих мрачных катакомбах снимались фильмы о принце датском - их было больше тридцати. Все, кроме одного - русского.
Я, видимо, все-таки очень давно уехала из Советского Союза, потому что задала вопрос, за который мне тут же стало стыдно: снимал ли Григорий Козинцев свой фильм в Кронберге. Да кто бы выпустил его, еврея, в 60-е годы снимать кино за границей?! Что у нас своих замков нет, что ли? Значит, его Эльсинор находился где-то в пределах Советского Союза? Где же? В интернете мелькнуло сообщение: в эстонском городе Паладиски. Прошерстила все, связанное с этим городом. Да, действительно, там есть крепость Рогервик, заложенная в 1723 году Петром Первым. Там находилась каторжная тюрьма, в которой окончил свои дни сподвижник Пугачева Салават Юлаев. В советское время в городке, отгороженном от мира колючей проволокой, проходили обучение экипажи атомных подводных лодок. Очень сомневаюсь, что съемочную группу пустили в это учебное заведение. Записи Козинцева проливают некоторый свет:
 «Эльсинор у Шекспира - умозрительное понятие. Перевести его непосредственно целиком в пластику - невозможно. На экране должны быть отдельные части: общий план может быть лишь воображаемым. В ином случае все может показаться маленьким, куцым. Стены должны иметь продолжение (за кадром) ввысь и вширь... Не должно быть отчетливости границ, законченности форм. Государство- это не только дворец и крепость. Сама жизнь, а не только быт какого-то определенного времени» Иными словами, Козинцеву нужно было создать образ Дании-тюрьмы, сквозь который явственно просматривался образ другого государства-тюрьмы, откуда родом он сам и все мы. Это было для него гораздо важнее скрупулезного исторического правдоподобия. Какими средствами он этого добился, остается его тайной...
Выйдя на крепостной вал мы увидели бронзовых Гамлета и Офелию. Они мирно беседовали, и не обратили на нас никакого внимания.


Оставьте комментарий по теме

Ваше имя: Комментарий: *

By submitting this comment, you agree to the following terms