Хасмонеи и эллины: две тысячи лет спустя

В мире
№41 (599)

На днях министр стратегического планирования Израиля, лидер партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман в интервью армейской радиостанции возложил ответственность за наличие у еврейского государства серьёзных проблем на левые силы. «Причина наших проблем – не во внешнем мире или в арабских странах, а в тех, кто отошел от еврейских традиций и пытается сломать нас изнутри», - сказал он.
Это заявление вызвало в левом лагере такой всплеск эмоций, что тем из читателей, кто не знаком с историей Израиля, причём не только с новейшей, но и с древней, накала возникшей дискуссии не понять.
Действительно, что такого сказал Либерман? Всё дело в том, что в политкорректном переводе на русский слова «те, кто отошёл от еврейских традиций» звучат почти нейтрально, министр же, говоря на иврите, применил термин «митъявеним», который отсылает нас более чем на две тысячи лет назад, во времена восстания Хасмонеев, события, которое евреи вспоминают каждый год, празднуя Хануку.
После того как Александр Македонский победоносно покорил едва ли не весь, известный в то время мир, евреи также оказались под властью Селевкидской Сирии, царь которой Антиохос Эпифанос не только запретил исполнение законов Торы, но и ввёл в Иудее языческие культы.
Иерусалимский храм был осквернён и превращён в святилище Зевса Олимпийского. Все это вызвало вполне ожидаемое вооружённое сопротивление: когда посланцы Антиохоса прибыли в Модиин, чтобы ввести там языческий культ, Маттитьяху бен Иоханан Маккавей и его сыновья отказались изменить своей вере, и Маттитьяху убил еврея, который согласился принести жертву на греческий алтарь. Естественно, что после происшедшего Маттитьяху с семьёй укрылся в горах, став лидером восстания, которое, в конце концов, привело к изгнанию греков из Израиля. Греция на иврите – Яван, отсюда «митъявеним», евреи, принявшие культуру и обычаи древней Греции, то есть эллинизировавшиеся евреи. Именно «митъявена», еврея, согласившегося исполнять греческие религиозные обряды, убил Маттитьяху бен Иоханан Маккавей, первый из лидеров восстания, коллективным именем которых, наряду с именем Маккавей, стало имя «Хасмонеи», связанного с деревней Хашмон. Поскольку в каждом израильском городе есть улица Хашмонаим, то есть улица имени патриотов Израиля, а события, связанные с Ханукой, праздником освобождения от греческого правления, знает каждый еврей, то нетрудно себе представить, что означает назвать кого-нибудь словом «митъявен». В Советском Союзе это было бы всё равно, что назвать человека власовцем.
Председатель партии МЕРЕЦ Йоси Бейлин заявил: «Пока Либерман и ему подобные занимают посты в правительстве, у Израиля нет шанса стать нормальным государством и существовать в мире с соседями». Ультралевое движение «Шалом ахшав» (на иврите это означает «мир сегодня») подало жалобу на Либермана в парламентскую комиссию по этике. «Подобные высказывания приводят к искажению общей картины и делегитимизации левого лагеря в глазах населения страны», - считает лидер этого движения Ярив Оппенгеймер.
Почему так обиделись Йоси Бейлин и движение «Шалом ахшав»? Какого мира «сегодня » оно добивается?
После того, как в прошлом году на парламентских выборах в Палестинской автономии победила террористическая группировка ХАМАС, Йоси Бейлин заявил о том, что он готов начать диалог с ХАМАСом «без всяких предварительных условий». «Мы не ставим никаких условий ХАМАСу. Если они готовы говорить с нами, то мы ответим им тем же», – заявил Бейлин.
Как известно, ХАМАСу не о чем было говорить с израильтянами, чем дело и кончилось. «Шалом ахшав» - внепарламентское общественное движение, требующее от правительства Израиля территориальных и политических уступок арабам во имя мира. Это движение считает, что перспективы достижения мира зависят лишь от готовности Государства Израиль пойти на такие уступки. Для доказательства того, что многие в Израиле занимают гуманную и высоконравственную позицию по отношению к арабам, «Шалом ахшав» проводит манифестации на землях, отчуждённых под строительство поселений, под прокладку дорог и забора безопасности, а также поддерживает иски владельцев этих земель в Высший суд справедливости. Движение никогда не выставляло условием для начала переговоров между евреями и палестинцами требование отказа террористов от их деятельности.
Левые предъявляют правительству Израиля обвинения в том, что из-за срыва договоренностей Осло независимое палестинское государство так и не было создано, что по этой причине палестинцы, страдающие из-за отсутствия собственного государства, продолжают свою освободительную борьбу, в которой гибнут и арабы и евреи, в том, что продолжающееся противостояние лишь множит взаимные обиды и претензии.
Но есть и другой счет, и о нем тоже надо помнить при рассмотрении нынешней ситуации. Сюда относится отказ Арафата от создания палестинского государства (рассекреченные недавно документы проливают дополнительный свет на это решение палестинского руководителя). На эту же чашу весов ложится и перевод конфликта из националистической сферы в конфессиональную, что выразилось в том, что наиболее непримиримую позицию по отношению к Израилю занял исламистский ХАМАС, потеснивший в палестинском обществе ФАТХ. Надо учитывать также и то, что после отказа Арафата от создания палестинского государства развязанная им в 2000 году интифада не только унесла множество жизней, но и разрушила зарождавшуюся экономику палестинской автономии, а, кроме того, окончательно подорвала наметившееся примирение между самими людьми – арабами и евреями.
В конце концов вполне возможно, что израильские левые действительно считают, что евреям будет лучше жить в том случае, если они откажутся от большей части исторически принадлежащей им земли. Ведь и еврей по имени Менелаос, ставший при греках первосвященником, наверно, думал о том, чтобы сохранить жизнь евреям ценой отказа от религии предков. Однако и в позиции Менелаоса, и в рассуждениях левых отсутствует одна небольшая, но существенная деталь, которая в нынешнем глобализированном мире считается сущим пустяком. Это - патриотизм. Собственно говоря, с различных оценок этого, для многих, может быть, странного явления, как еврейский патриотизм, и началось нынешнее противостояние Либермана и левых. Оно началось после того, как ещё одно левое движение, «Гуш шалом», призвало к бойкоту музыкантов, выступавших на праздновании сорокалетия восстановления израильского суверенитета над группой поселений Гуш-Эцион.
Здесь требуется ещё раз вернуться к истории Израиля. Дело в том, что для израильтян название Гуш-Эцион значит примерно то же, что для советских людей значило название Брест. Созданный членами первых волн репатриантов-сионистов район, состоящий из нескольких поселений, Гуш Эцион после раздела подмандатной Палестины оказался за пределами территории, отведённой для Государства Израиль, что предопределило его судьбу. Почти все его защитники были убиты, несмотря на их стойкое сопротивление.
В истории каждого народа есть такие названия и такие факты, и их нельзя стыдиться. Они вызывают гордость. Однако организация «Гуш Шалом» объявила фестиваль «Бейт-Исраэль», проводимый в дни праздника Суккот в сентябре в Гуш-Эционе, мероприятием, которое направлено на «легитимацию поселений среди израильского общества и предотвращение заключения мирного соглашения с палестинцами».
Вот после этого Авигдор Либерман и назвал своих оппонентов словом «митъявеним». За этим, вполне естественно, последовало обвинение в адрес Либермана со стороны блока МЕРЕЦ-ЯХАД в «хасмонействе»: «Если Либерман считает себя восставшим хасмонеем, ему стоит вспомнить о разрушениях, которые навлекли на нас его предшественники».
В этой статье я совершенно не имел намерения убедить читателя стать на чью-либо сторону, дело это неблагодарное, да и невозможное. Пусть каждый остаётся при своём мнении. Я же хочу добавить к уже сказанному лишь одно: за всю историю арабо-израильского конфликта ни одна из уступок со стороны Израиля не встретила ответного шага другой стороны.