МУТАЦИЯ МЫСЛЕЙ

В мире
№41 (599)

Сколько людей, столько и мнений. Ещё вчера это казалось истиной в последней инстанции. Теперь мы видим, что и это очередное заблуждение. Потому что мнений куда больше. Они ведь тоже всего-навсего мутация мыслей. Недавно психологи Индианского университета подтвердили, что мнения одних людей весьма активно воздействуют на взгляды других. Причём люди более склонны воспринимать негативную, чем позитивную информацию. И даже если “пессимисты” составляли меньшинство в экспериментальной группе, их точка зрения все равно доминировала, и “оптимисты” в конце концов отступали. Более подробно об этих экспериментах можно прочитать в журнале Journal of Consumer Research.
Трудно сказать, сколько оптимистов сейчас в Белом доме, но они почти незаметны. Вы слышали, к примеру, какую-нибудь свежую мысль из уст Кондолизы Райс или Роберта Гейтса? Чем удивил мир с трибуны 62-й сессии Генассамблеи ООН Джордж Буш? Как это ни парадоксально, но генераторами идей выступают все кто угодно – от Махмуда Ахмадинеджада до Уго Чавеса, а чего добивается Вашингтон, приходится узнавать из газет, причём в основном почему-то британских. Даже иракский президент Джаляль Талибани имеет,  оказывается, собственное мнение. В интервью телекомпании CNN он заявил, что «Соединённые Штаты могут вывести до конца следующего года сто тысяч своих военнослужащих, оставив в Ираке три военные базы, чтобы готовить кадры для национальной армии».
В отличие от Джорджа Буша Джалал Талабани знает, что делать и с Ираком. Он поддержал предложение Сената, который принял резолюцию с призывом ограничить полномочия центрального иракского правительства, расширив функции национально-этнических регионов. Между прочим, за это предложение проголосовали 75 сенаторов, в том числе немало и республиканцев. Талабани тоже считает, что раздел Ирака на три анклава – шиитский, суннитский и курдский – пойдёт только на пользу и не приведёт к распаду страны. Но против этого решительно выступает премьер-министр Нури аль-Малики.
Джалал Талабани – курд. И хоть он и заявляет, что не намерен бороться за создание независимого курдского государства, поскольку  соседние мусульманские страны всё равно, мол, никогда его не признают, это не совсем так. Он понимает, что геополитическая ситуация на Ближнем Востоке может измениться в любой момент. Вывод американских войск в любом случае будет расценен как победа Ирана. «Политическая власть оккупантов быстро разрушается, - сказал Махмуд Ахмадинеджад на пресс-конференции для журналистов, - и мы готовы заполнить образующийся там политический вакуум».
И это не просто слова. Ирак, большинство населения которого составляют шииты, без сомнения, станет марионеткой Тегерана. Вторым Ливаном, где при всех атрибутах власти государства как такового давно уже нет. Это рано или поздно приведёт к яростной шиитско-суннитской войне. И к распаду Ирака, что на руку не только курдам, но и Ирану, и самим иракским шиитам и суннитам, которые никогда не уживутся в одном “стойле”. Америке, кстати, тоже, ибо это лучший способ с достоинством уйти из страны, искусственно созданной британскими колонизаторами.
Так что Талабани знает, о чём говорит. У него перед глазами опыт Басры, откуда ушли английские солдаты, после чего город сразу же превратился в арену ожесточённых боёв различных группировок. Иракский парламент, большинство депутатов которого опять же шииты, выступил против  деления страны на отдельные образования. «Американская резолюция не имеет прецедента в международных отношениях, является грубым вмешательством во внутренние дела Ирака и попирает его суверенитет», - заявил заместитель спикера шейх Халед аль-Атыйя.
Но Вашингтон, решив, видимо, что символизирует собой не то статую Свободы, не то статую Фемиды, то надевает на глаза повязку, то снимает её. На встрече с бизнесменами Джордж Буш сказал, что не исключает возможности прямых переговоров с Исламской республикой, но лишь в том случае, если Иран откажется от ядерных разработок. Видя колебания и нерешительность Америки и явный саботаж её “союзников”, Тегеран упрямо гнёт свою линию, самым бесцеремонным образом игнорируя резолюции Совета Безопасности ООН. Если бы Ахмадинеджад был уверен, что наверняка разделит судьбу Саддама Хусейна, он бы ни за что не играл с огнём.
Конечно, легче всего сжигать за собой мосты тем, кто их не строил. Любая война – это кровь и грязь. Но и нынешняя дипломатия – та же грязь, пропахшая кровью. Ибо за ошибки дипломатов приходится рассчитываться чьими-то жизнями. 14 лет назад Ицхак Рабин и Ясер Арафат подписали так называемые ословские соглашения, за что получили Нобелевскую премию мира. Оба этих теперь уже покойника должны были получить Нобелевскую премию войны, потому что их “мир” уже обошёлся в тысячи человеческих жертв. Осло ничему никого не научило. Потом были Кэмп-Дэвид и “интифада”, “ближневосточная четвёрка” и “дорожная карта”, “размежевания” и Вторая ливанская война. Сейчас маячит конференция в Аннаполисе.
 А я всё пытаюсь понять, нужен ли арабам мир с Израилем, если сам Израиль им и даром не нужен? Задавала ли себе хоть раз этот вопрос Кондолиза Райс? На днях она получила письмо, подписанное 77 сенаторами, которые призывают ее добиваться «от дружественных арабских государств признать право Израиля на существование». Интересное кино, правда? А о чём тогда говорили в Осло? Или Рабина с Пересом интересовала только Нобелевская премия? Как вообще можно было начинать какие-то переговоры с Арафатом, по которому плакал электрический стул, не установив дипломатических отношений с арабскими странами?
Сенаторы тоже задают Райс “детские” вопросы: «Почему арабские лидеры не выполняют своих обязательств, продолжая поддерживать антиизраильские террористические группировки и нагнетая антисемитскую истерию в собственных странах?» и «До каких пор арабские страны будут видеть в Израиле только врага?». Хорошие вопросы, да не по адресу. Дипломатия Кондолизы Райс смертельно опасна не только для Израиля, но и для Америки.
Как сообщает газета The Washington Post, израильские самолёты уничтожили 6 сентября сверхсекретную лабораторию, где сирийские и северокорейские специалисты занимались производством оружейного плутония. По корейской технологии и на корейском оборудовании. Во время воздушного удара погибло несколько корейцев. Израиль передал США фотоснимки, образцы почвы и другие неопровержимые доказательства, полученные как до атаки, так и после неё. Впрочем, не это главное. Израиль ещё в июле предоставил Белому дому всю необходимую информацию о переброске северокорейских ядерных материалов в Сирию. Американская разведка, как обычно, проморгала. Но вместо благодарности Вашингтон строго-настрого наказал Израилю не предпринимать никаких шагов. Причём самым ярым противником удара по сирийскому ядерному объекту была госсекретарь. Именно из-за Райс атака была перенесена с 14 июля на 6 сентября.
Этой атаки могло и вообще не быть. Израилю помог Башар Асад, который самым бесцеремонным образом пресёк все “ухаживания” Кондолизы Райс, объявив, что ни на какую конференцию ехать не собирается, а Голанские высоты, если потребуется, сам вернёт силой. Хорошо хоть, что есть такие асады. А вот на госсекретарей нам не везёт. Или это просто такой департамент, что кого туда ни сажай, обязательно “перепрограммируют”. Поэтому письмо сенаторов так и будет пылиться на архивных полках. Придётся смириться с тем, что если и ловит Конди ворон, то все они  - белые. Не каждый может быть регулировщиком даже на перекрёстках мнений.
Не надо обманывать себя: видимость мира - ещё не мир. На днях Израиль выразил Египту официальный протест в связи с переброской в сектор Газа свыше 80 боевиков,  прошедших длительную подготовку в Иране и Сирии. Обеспечивал бесперебойный переход офицер египетской разведки Ахмед Абед Эль-Халак.
Это не первый протест.
После подписанного осенью 2005 года соглашения контроль над Филадельфийским коридором перешёл к египтянам, и с тех пор  оружие и взрывчатка идут в Газу непрерывным потоком. И опять на Израиль падает “Град”, но уже не с севера, а с юга. Пока на Нетивот.
А Каир израильским слезам не верит.
Каир живет той же жизнью, какой жил до “мирных” соглашений с Израилем. Когда “звезда” египетского кино Амр Вакед снялся в четырёхсерийном фильме “Меж двух рек”, повествующем о жизни Саддама Хуссейна, его вызвали на ковёр в Союз культуры Египта. Не потому, что фильм снимала Би-би-си совместно с компанией Home Box Office, а потому, что Саддама сыграл израильтянин Игаль Наор. А это уже преступление против ислама. К тому же Вакед, играющий роль зятя Хусейна Камаля, сбежавшего в Иорданию, но позднее вернувшегося в Багдад и тайно казнённого там, нашёл в себе мужество заявить, что не обязан выяснять национальность и гражданство коллег по съёмочной площадке. Все правительственные газеты дружно “выпороли” его за непослушание, и потребовали строго наказать “заносчивого” актера.
Би-би-си не проронила ни звука.
В Европе сейчас месячник по борьбе с дискриминацией мусульман. В Испании проходит конференция, созванная по инициативе Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, которая обеспокоена ростом исламофобии. И никто не обратил внимания на социологические исследования, проведённые Eurostat. А зря, потому что у европейской молодежи нет будущего. За последние 25 лет общая численность молодых людей сократилась на 23 миллиона (причём почти на 11 миллионов за последнее десятилетие). Только в прошлом году три четверти прироста населения дали иммигранты. Через четверть века Европа станет мусульманской. Она уже готова к этому. Опрос, проведённый компанией Harris Interactive в Великобритании, Франции, Германии, Испании и Италии, показал, что большинство населения не устраивает рыночная экономика. Поэтому лучше взять за основу китайскую или индийскую модель. А ещё лучше сдаться китайцам в плен. Но Китай далеко, поэтому сдаваться всё-таки придётся мусульманам.
...Каждый имеет право на собственное мнение, но при условии, что никто не защищён и от последствий.


Комментарии (Всего: 1)

"Если бы Ахмадинеджад был уверен, что наверняка разделит судьбу Саддама Хусейна, он бы ни за что не играл с огнём". Беда вся в том, уважаемый Анатолий, что судьба Саддама и его окружения слишком дорого обходится Америке. Помните пословицу: "Овчинка выделки не стоит". Результат этой войны неутешительный. И он, Ахмадинеджад, и не только он, но и все союзники США, это прекрасно понимают.
А у меня, кстати, вопрос к Вам Анатолий и к читателям РБ: Начали бы США войну с Ираком, зная заранее о нынешних её результатах - человеческих, моральных и материальных потерях? Как Вы думаете?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *