ДИВИЗИЯ ПСИХОВ

В мире
№41 (599)

Как-то заспорили военные и штатские: кто умнее? Спорили-спорили, и когда все аргументы были исчерпаны, военные сказали: “Ну хорошо, штатские, если вы такие умные, то почему ж вы строем не ходите?”
Действительно, не ходят. Более того – всячески сопротивляются. В декабре прошлого года два милиционера пытались загнать строем в своё отделение милиции одного-единственного Андрея Зуева, чтобы он дал подписку о явке на призывной пункт. Андрей же отказывался, говорил, что у него отсрочка, и показывал справку из психдиспансера. Дело происходило на квартире Зуевых. Каким-то образом завязалась свалка. Из комнаты выскочил 14-летний брат призывника и дал в глаз одному из милиционеров. Других следов избиения на теле милиционеров не обнаружили. Зато синяки и царапины на теле у отца и двух сыновей Зуевых запротоколированы.
Дело почему-то тянулось почти год и закончилось только что, как раз к новому осеннему призыву в армию. Одного милиционера оправдали, а другому дали два года условно. И потому трудно ответить: такой приговор отобьёт у них охотку таскать призывников в военкомат силой – или, наоборот, простимулирует.
Зато сам принцип почётного воинского долга Родине под конвоем милиции говорит о несомненном уме и гражданских властей, и военных. Потому что процесс рационален и прост до предела. Вначале загребают всех, кто под руку попадётся, потому что план по призыву – это святое, как любой план у нас. Берут больных разной степени тяжести, забирают единственного сына-кормильца у многодетной матери или у стариков-пенсионеров-инвалидов.
А потом начинается отсев. К нему тоже не надо прикладывать много ума и мучиться – процесс идёт сам собой. Называется – комиссация. Увольнение из армии по решению медицинской комиссии.
Каждый год из армии комиссуют 8 тысяч солдат и офицеров только по ПСИХИЧЕСКИМ заболеваниям. ДИВИЗИЯ! Дивизия больных на голову. С автоматами, гранатами, ракетными установками в руках.
Но, оказывается, всё закономерно. Если в стране увеличивается число психически неадекватных, то почему армия должна быть исключением?! Примерно так и объяснил начальник Центральной военно-врачебной комиссии генерал-майор медицинской службы Валерий Куликов: “Ситуацию в армии нельзя рассматривать в отрыве от того, что происходит в стране... А у нас и общество в целом нельзя признать психически здоровым. Более того, идёт целенаправленная дебилизация... Чтобы убедиться в этом, достаточно включить телевизор и посмотреть, допустим, передачу, которую ведёт Лолита. Для меня как врача совершенно понятно, что она сама нуждается в психиатрической помощи”.
Возможно, иной телеведущий пострашнее батальона химических войск, но не в прямом же смысле!
В такой привычной обстановке начался в России очередной призыв на воинскую службу. Он – особенный. Это последний призыв на полтора года. Те, кого возьмут следующей весной, будут служить уже только один год! Обидно? Конечно. А значит, начнётся невиданное прежде бегство от военкоматов. Действительно, если спрятаться до весны, то можно сократить себе солдатчину на 6 месяцев! И, по всей видимости, нынешний набор станет сезоном больших милицейских облав.
Сокращение срока службы до одного года можно только приветствовать. Однако оно означает, что теперь, с 2009 года, надо призывать в два раза больше юношей, чем прежде. По 700 тысяч ежегодно. А где их взять, если даже нынешние планы выполняются еле-еле. Ведь в тяжелые 90-е годы рожали катастрофически мало. В 2009 году у нас будет всего-навсего один миллион восемнадцатилетних юношей, в 2010 – 850 тысяч, в 2011 - 750 тысяч. И далее по нисходящей, пока не стабилизируется на уровне 600—650 тысяч.
Из них 35 процентов получают освобождение или отсрочки по здоровью. Еще 35 процентов поступают в институты. Итого остается 300-200 тысяч. А генералам ежегодно необходимо ставить в строй 700 тысяч.
Разницу будут выбирать за счёт выпускников вузов. Для того и сократили до предела количество военных кафедр в институтах, чтобы можно было забривать молодых специалистов на срочную службу рядовыми.
Что, конечно, породит новые коллизии. Кто-то к окончанию вуза обзаведётся двумя детьми, а кто-то просто сбежит из страны в ближнее или даже дальнее зарубежье. Не совсем, а чтобы перекантоваться до 27 лет. Но естественно, часть там и останется – привыкнут, хорошую денежную работу найдут. А ведь они - специалисты! Они нужны нашему народному хозяйству. Ни одна вражеская армия не в состоянии нанести большего ущерба будущему страны, чем Вооружённые Силы Российской Федерации.
Для тех, кто останется в стране, два пути – или в армию идти, или откупаться. Только суммы взяток в военкоматах и в поликлиниках возрастут до немыслимых размеров.
Правда, лидер Демократической партии России Андрей Богданов предложил узаконить откуп. Установить его на уровне 150 тысяч рублей по нынешнему курсу. Эти средства должны расходоваться на хорошее питание и обмундирование настоящих солдат и на обеспечение им права на бесплатное высшее образование после службы, отметил господин Богданов.
“Более тупой инициативы, чем эта, просто придумать невозможно. Если такой порядок в стране появится, можно будет откупиться и от тюрьмы”, - раскритиковал Богданова депутат из Нижнего Новгорода Николай Рябов. А другой депутат, Владимир Семёнов, сказал: “Инициатива ввести в России возможность на законном основании откуп от военной службы дискредитирует Российскую армию”.
Как видим, спор военных и штатских – кто умнее? – продолжается.
Кстати, к вопросу о дискредитации Российской армии могу добавить официальный ежегодный отчет министерства обороны. Каждый год в армии происходит до 212 тысяч преступлений и происшествий. 16 тысяч военных осуждены. Военная прокуратура сообщает: “Мерами прокурорского реагирования удалось восстановить справедливость в отношении почти полумиллиона граждан”. Это значит, что почти ПОЛОВИНУ личного состава - 500 тысяч при штатной численности 1200 тысяч – обижали, унижали, оскорбляли, избивали.
Этому ужасу пополам с фарсом давно могла положить конец нормальная контрактная армия. Её нам обещал в 2000 году Владимир Путин в своей предвыборной программе. Но, видимо, забыл.
И в заключение попробуем возвыситься до философских обобщений и раздумий. Без всякой иронии. Тон задал в интернете анонимный юзер: “Почему призывников всегда фотографируют полуголыми?? К чему этот стриптиз? Можно где-нибудь на плацу или в казарме заснять, или хотя бы в гражданской форме на пункте сбора. Неужели других мест не бывает, кроме бани и кабинета врача?”
Господин Аноним! Судя по Вашему замечанию, Вы никогда не служили, не бывали на медицинских комиссиях в военкоматах. Те люди, которые фотографируют, а затем помещают в газетах юношей в полуголом виде, сами не понимают, зачем это делают. Так давно сложилось. Подсознательное. Может быть, наследственный код нации. Код унижения. Голый человек перед одетыми членами комиссии в военкомате – заранее унижен, поставлен в жалкое положение. Ему сразу дают понять, кто он и что он такое ТЕПЕРЬ.
На том стоим. Только почему-то плохо стоим.