Где среди пампасов бегают бизоны

В мире прекрасного
№35 (958)

В эти дни в столице Аргентины Буэнос-Айресе проходит чемпионат мира по танго. Именно мира: танго уже давно не является прерогативой Южной и Латинской Америки.  В аргентинскую столицу съехалось множество болельщиков из Северной Америки, Европы, Азии и Африки. Но это   соревнование – только часть большого танцевального праздника, двухнедельного фестиваля, который включает в себя также показательные выступления профессионалов и 500 бесплатных уроков танго, которые мастера дадут любителям. Не так давно ЮНЕСКО объявило танго нематериальным объектом всемирного наследия. 

Старые знакомые - семейная пара, безумно увлекающаяся танго, - посоветовали мне поговорить с владельцем вашингтонской школы бальных танцев Дмитрием Берком, которого родители в юном возрасте привезли в Штаты из СССР. Берк преподал моим приятелям азы искусства, которым они всем сердцем стремились овладеть: искусства совместного скольжения по жизни в четком и энергичном ритме.

- «Чемпионат мира зародился в девяностые годы прошлого столетия», рассказывает Берк. «А возрождение танго началось примерно за десять лет до того, после падения аргентинской хунты и отмены закона, которым танго объявлялся танцем весьма сомнительной нравственности, а потому недоступным лицам моложе двадцати одного года. Судьба танго неразрывно переплетена с политической историей Аргентины. В течение нескольких десятилетий люди моего поколения могли ходить только в рок-н-рольные клубы и на дискотеки. Но аргентинцы среднего возраста и пожилые посещали свои милонги».

В эпоху обожествления молодости ни один культурный феномен, на котором не лежит печать одобрения подрастающего поколения, не может быть по-настоящему популярным. Даже если данный феномен совсем не молодежный. Возрастной же ценз, установленный аргентинской хунтой на танго, при одновременном одобрении ею рок-н-ролла и диско, доказывает, что двух одинаковых автократий на свете не существует.

- «Массовая страсть к танго вспыхнула в Аргентине в начале 20-го века. Откуда пришел этот танец? Единой устоявшейся теории до сих пор нет, не знаю, почему. Аргентинцы любят переписывать свою историю.  Но есть три главные версии – из африканской музыки, от гаучо, которые завезли его из пампасов в Буэнос-Айрес, или из латиноамериканских борделей. Я заметил, что меньше человек знает о танго, тем больше он, в общем, склоняется к третьей версии. Хочу сказать, что в популяризации танго, если и не в его зарождении, большую роль сыграли также парагвайцы – один из самых известных певцов в этом жанре, Карлос Гардель, родом из Парагвая. Но Аргентина этот факт замалчивает, и приписывает все заслуги только себе».

С конца 15-го века европейцы стабильно экспортировали свою культуру в Новый Свет. В первой половине двадцатого века Новый Свет вернул часть культурного долга Свету Старому. Но насколько крупным был этот возврат, Аргентина поняла только после акцепта платежа Европой.

- «В 30-ые годы, насколько я знаю, аргентинские моряки привезли танго в Марсель. Из Марселя оно попало в Париж, и стало там в это время любимым времяпровождением богемы. На следующем витке танго из Парижа вновь пересекло океан, уже в обратном направлении, и утвердилось в Латинской Америке с новым знаком качества, как танец элиты. До того это был танец рабочего класса. Если не сказать люмпена. Я видел фотоснимки, на которых два ковбоя, два гаучо дерутся на длинных ножах, а под снимком надпись, что дерутся они под звуки танго. Это был своего рода боевой танец». 

Буги-вуги, твист, рок-н-ролл в свое время покорили весь мир, народы с самым разным культурным багажом. Что-то было в них магически универсальное. Точно так же и танго.

- «Аргентинское танго очень интимно, более интимно, по-моему, чем любой другой бальный танец, ведь партнеры фактически все время – каждый номер длится 2 минуты 40 секунд на чемпионатах мира - проводят в тесных объятиях друг друга. Они чуть ли не сливаются телами. Подобной близости, физической неразъятости нет в других парных танцах. Руки у партнеров, таким образом, все время заняты, а руки, наверное, менее эротичная часть тела, чем корпус или ноги. Когда смотришь на больших профессионалов, то видишь, что руки в танго, да и вообще верхняя часть тела, играют такую чисто вспомогательную роль, партнеры делают ими только легкие, направляющие движения, а основные фигуры выполняют нижняя половина торса и ноги».

Есть такой еврейский анекдот: набожная пара просит интимных наставлений у раввина. Он им говорит, что можно на боку, можно сверху, можно сзади, можно даже сидя, но ни в коем случае не стоя. Почему? Потому что это может закончиться танцем!

- «На танцевальных вечерах, милонгах, обычно танцуешь с партнером сет. Сет – это три или четыре песни, которые совокупно длятся минут десять. И в Аргентине существует такое поверье, что если партнеры станцевали два сета, то эту ночь они проводят вместе. Распространено также предание, что с кем станцуешь последний танец на милонге, с тем и спишь. Словом, кто девушку танцует… Но это только в Аргентине, не в других странах Латинской Америки, хотя поверье вполне понятное, ведь танго это штука с очень сильным эротическим зарядом. Эйфорическая. Вместе с тем аргентинцы любят поговорку, что ты влюбляешься на один сет, а дальше идешь своим путем. Так что голову от страсти этот темпераментный народ тоже не теряет. Такой счастливый компромисс, золотая середина».

Аргентина, несмотря на очень тяжелое экономическое положение, преуспела  в части экспорта, ну или, по крайней мере, одной экспортной позиции. В экономически развитых богатых странах мира сильно вырос спрос на танго-услуги. Спрос постоянный, устойчивый. Как раньше он вырос на экзотическую кухню.

- «Учителя из Аргентины разъезжают сейчас по всему миру. И в каждом месте останавливаются подолгу, дают мастер-классы. В том числе, в Азии. В меньшей степени – в Африке. Клубы танго открылись в Москве и Петербурге. Токио, Берлин, Париж – это сегодня цитадели танго. Наряду с Нью-Йорком и Сан-Франциско. Любопытно, что большое и важное танго-сообщество существует также в маленьком, хипстерском университетском городке Анн-Арбор в штате Мичиган. В перерывах между заездами заморских звезд занятия на местах ведут подросшие за это время национальные преподавательские кадры. Как только танго стало глобальным феноменом, сразу же родилась идея проведения чемпионатов мира, которые помимо всего прочего служат прекрасным коммерческим подспорьем нашего искусства».

Танго – это своего рода язык, констатирует Дмитрий Берк.

- «Стоит вам выучить этот универсальный язык, как вы сможете танцевать с человеком, который абсолютно не понимает вербальные звуки, слова, которые вы произносите. С другой стороны, притворяться, что вы знаете этот язык, когда вы не овладели им в совершенстве, практически невозможно. Да, наверное, можно что-то такое попытаться изобразить, но это будет, так сказать, сильно резать слух партнеру».

 «В танго, как и в жизни, лучше быть здоровым и богатым, чем больным и бедным», констатирует Дмитрий Берк. « Хотя если атлетизм, крепкое здоровье не являются непременным условием для того, чтобы заниматься танго любительски, - совсем иное дело – профессионально, - то наличие денег на все от туфель и оплаты учителей до обязательного «хаджа» в Мекку танго Буэнос-Айрес даже для аматеров является требованием непреложным».

 «Я пришел в танго ради знакомства с девушками, и остался, полюбив музыку и найдя в ней творческий простор для импровизации», признался собеседник. «Импровизация делает судьбу танго, его эволюцию непредсказуемой. Любой шаг в этом танце допустим, если партнер в состоянии плавно повторить его за тобой. Это единственное правило, дисциплинирующее творчески-чувственный порыв. Законченного алфавита языка танго, полностью сформированного набора фигур в нем нет. Это роднит его с джазом».

Евгений Аронов