Этот парень - паренек

История - далекая и близкая
№46 (969)

В один из обычных дней, возвращаясь домой с работы, я встретил в подъезде человека, чья внешность показалась мне очень знакомой. Деликатно поздоровался и прошёл мимо, но тут же упорно стал вспоминать - где же я его видел?.. Ведь не может быть двух совершенно одинаковых людей. Я не сумел побороть в себе искушение и при новой встрече, извинившись, остановил его.
- Вы Павел Гофман?
- Да, вы не ошиблись. Это я и есть.
- Помню, в Ленинграде я слушал вас на концертах...
И сразу же всплыли в памяти выступления знаменитого в довоенные годы джаз-оркестра под управлением Эдди Рознера. Одним из ведущих солистов этого коллектива был талантливый артист, исполнитель песен и скрипач Павел Гофман.
В те времена большой популярностью пользовались несколько джаз-оркестров: Леонида Утёсова, Александра Цфасмана, Бориса Ренского. Исполняли они в основном песни советских композиторов - Дунаевского, Блантера, братьев Покрасс. Но тогда же всеобщим вниманием неожиданно завладел никому до того неизвестный джаз из города Белостока, только что ставшего советским. Этот оркестр совершал гастрольные поездки по городам Советского Союза и с первых же своих выступлений покорил зрителей.
Газеты писали, что в СССР появился джаз мирового класса с западным репертуаром и с великолепными солистами. Душой этого коллектива был Эдди Рознер. Он обладал не только талантом большого музыканта, но и каким-то удивительным актёрским обаянием. Павел Гофман проработал с ним многие годы. Он с волнением и любовью вспоминал о счастливых временах, проведенных рядом с Эдди Рознером, человеком сложной судьбы.
Когда в 1939 году началась Мировая война и гитлеровские войска стали всё дальше продвигаться на восток, Эдди Рознер переехал во Львов, уже занятый советскими войсками. Во Львове он организовал эстрадный оркестр, который пользовался огромным успехом. Гофман тогда играл в белостокском оркестре. Этот оркестр решил пригласить Эдди Рознера, и тот согласился. Теперь это был сильный коллектив, и вскоре он стал государственным джаз-оркестром Белоруссии. После целого ряда гастролей по городам Белоруссии, а затем в Москве и Ленинграде, оркестр завоевал всеобщее признание.
Павел Гофман был в числе ведущих артистов этого музыкального коллектива: он играл на скрипке, пел, плясал чечётку и исполнял комические роли. После триумфальных гастролей джаз-оркестра всюду распевали исполняемые им мелодии. Особенно запомнились такие произведения, как “Караван” Эллингтона, “Сан-Луи блюз” Генди. Эти произведения американских композиторов в интерпретации Эдди Рознера приобрели новое звучание. Большую популярность завоевала его песня “Парень-паренёк” в исполнении Павла Гофмана. Её и до сих пор нередко исполняют. Люди старшего поколения помнят “Мандолину, гитару и бас”, “Ковбойскую песенку” и другие. Тепло встретили оркестр в Ленинграде такие мастера, как Клавдия Шульженко, Зоя Фёдорова. Во время одного из концертов среди других песен Павел Гофман спел на идише начало песни “Ба мир бист ду шейн” (“Для меня ты хороша”), а трио - Рознер, Лемпель и Маркович - продолжали песню на английском.
Война застала оркестр в Киеве, где он гастролировал с большим успехом. Вскоре оркестр перебрался в Москву, и затем был переправлен в Омск. В эти дни в газете “Советская культура” (был опубликован снимок - знаменитые артисты Утёсов, Райкин, Рознер подписывают заявление с просьбой зачислить их коллективы в народное ополчение.
Павел Гофман вспомнил имена многих талантливых музыкантов не вернувшихся из этого ополчения. А многие из тех, кто остался в живых, подверглись аресту.
В Омск прибыл весь оркестр вместе с Эдди Рознером. В течение всех военных лет он гастролировал по городам Сибири и Дальнего Востока, и все эти годы Павел Гофман был рядом с Эдди Рознером - вместе выступали, вместе переносили тяготы войны. И когда некоторые артисты уехали в армию польского генерала Андерса, преданный своему другу, Павел остался. Дружба связывала также их семьи. Даже разговаривали они на идише, и нередко - на сцене.
Печально сложилась судьба большого артиста. После войны в “Известиях” появилась статья, направленная против “тлетворного влияния западной музыки на советских людей”. В ней говорилось, что музыка, насаждаемая Эдди Рознером, враждебна, вредна и опасна. Началась травля талантливого коллектива. Рознер обратился к правительству с просьбой разрешить ему с семьёй выехать в Польшу. Но получил отказ. В 1946 году Рознер был арестован.
Одиночка, Лубянка, лагеря...
В Магадане Рознеру разрешили создать небольшой оркестр из заключённых. Только через восемь лет, после реабилитации в 1954 году, он возвратился в Москву. Здесь он снова организовал оркестр. На приёме у бывшего в то время министра культуры Пономаренко он получил напутствие: “Возьми того, толстого, весёлого, обязательно”. Министр имел в виду Павла Гофмана.
Гофман тогда работал в ленинградской эстраде, в оркестре, которым руководил Блехман. Когда этот оркестр гастролировал в Москве, старые друзья встретились вновь. И, конечно же, Гофман перешёл в оркестр Эдди Рознера. Однажды Рознер решил создать “Еврейскую фантазию” и пришёл к Гофману посоветоваться:
- Я хочу, чтобы в этой фантазии было несколько еврейских песен, еврейские мелодии. Мне видится такая сцена: старик с дочкой и её женихом исполняют еврейский танец. А ты, Павел, споёшь еврейскую песню. И, действительно, “Еврейская фантазия” была создана, больше того - восторженно принята слушателями. Павел Гофман вспомнил, как после одного из концертов к нему подошли две женщины:
- Товарищ Гофман, передайте большое спасибо Рознеру за то, что он осмелился и сыграл такую фантазию. Поверьте, мы, как и многие евреи в зале, плакали.
Успех фантазии обеспечила живая талантливая игра солистов оркестра Павла Гофмана и Луи Марковича. Они с блеском танцевали и пели в этом удивительном эстрадном представлении. Но так было недолго. Чиновники от искусства вскоре запретили эту программу.
Тем не менее народ полюбил джаз-оркестр Эдди Рознера. Его популярность увеличилась после того, как оркестр снялся в кинофильме “Карнавальная ночь” режиссёра Эльдара Рязанова. Солисткой оркестра выступила тогда молоденькая Людмила Гурченко с песенкой “Пять минут”, которая принесла ей славу. Павел Гофман прочно завоевал любовь зрителей как великолепный обаятельный актёр, танцор, комик, музыкант.
Оркестр постоянно обновлял свою программу, но с каждым годом работать становилось всё труднее. Слово “джаз-окрестр” было отменено, вместо него говорили “эстрадный оркестр”. Строгому контролю подвергалась музыка, её тщательно оберегали от западного влияния. Разочарованный, оставил Россию Эдди Рознер. Уехали на Запад и другие солисты. Сбылась и мечта Павла Гофмана: в 1977 году он приехал в Израиль. Я посетил Павла на его квартире в Нетании. Мы рассматривали его фотоальбом и он с готовностью объяснял мне, когда и при каких обстоятельствах появился каждый снимок. Вот он рядом с Леонидом Утёсовым, Исааком Дунаевским, Александром Вертинским, Марком Бернесом, с артистами Тимошенко и Березиным (“Тарапунька и Штепсель”), а вот рядом с чемпионом мира спортсменом Григорием Новаком. Но с особой теплотой говорит Павел об Эдди Рознере.
Недавно в Советском Союзе вышла книга - история эстрадной музыки, а в США вышла книга профессора Фредерика Старра о советском джазе - “Красный и горячий”. В ней немало страниц посвящено оркестру Эдди Рознера. В советской же книге нет о нём ни слова. Как будто этого талантливого коллектива не существовало вовсе. Но в Советском Союзе помнят имя Эдди Рознера, имена его солистов и среди них - Павла Гофмана, человека, вся жизнь которого была отдана музыке, ветерана советской эстрады.
У каждого артиста есть острая реплика, которая запоминается и долго сопровождает автора, вроде райкинской “в греческом зале”. Во время последней встречи Павел Гофман поведал мне такой эпизод: “Однажды на собрании театрального коллектива один из руководителей, ярый антисемит, почему-то невзлюбивший Гофмана, заявил, что не допустит его участия в очередной гастрольной поездке. При этом он добавил: “Только через мой труп!” В зале воцарилась тишина. И прервал её Павел Гофман одной сочной репликой: “Я согласен”.
Зал разразился долгими аплодисментами.

Владимир ИТКИНСОН

“Секрет”


Оставьте комментарий по теме

Ваше имя: Комментарий: *

By submitting this comment, you agree to the following terms

Комментарии (Всего: 2)

Эдди Рознер, его Сан-Луи блюз и Павел Гофман со своей тихой водой сделали мою юность. Это было какое-то чудо на общем фоне. С ними жизнь стала цветной.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Владимир! СПАСИБО за очень интересный материал!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *