Девушка моей мечты

Мир страстей человеческих
№23 (998)
В купе было душно, и Юра вышел в тамбур. Из разбитого окна дул теплый ветер.
- Сигаретка есть?
Оглянулся. Девушка в зеленой куртке. Виноватая улыбка. Низко, почти на брови, натянута вязаная шапочка.
- Простите, я не курю.
- Жаль. Отслужили, или в отпуск?
- Отслужил.
- Девушка ждет?
- Мама.
- Учиться пойдете?
- Да нет, меня после института в армию забрали. У нас не было военной кафедры.
- Так вы со специальностью, это же прекрасно, - девушка улыбнулась.
- Посмотрите, в соседнем вагоне мужчина курит.
- Курит, но просить неудобно.
- Пошли, я попрошу.
 
Сигаретку “стрельнули”, дождались, пока мужчина ушел, и Вера, так звали попутчицу, закурила, от удовольствия прикрыв глаза.
- Бросать надо. Не могу. Привыкла.
 
Старенький поезд, похожий на бодрящегося пенсионера, обогнул небольшой лесок и вышел на прямую. Вдалеке показалось море. Юра знал это место. Неподалеку маленький курортный городок, где он когда-то отдыхал с мамой.
“Прекрасно, через четыре часа я дома. Мама, мама, как я соскучился. Скорей бы уж пробежали эти четыре часа”.
Он вернулся в вагон, легко взлетел к себе на верхнюю полку, повернулся к стене и незаметно уснул.
 
- Подъезжа-а-ем, подъезжа-а-ем, - сообщала проводница, заглядывая в каждое купе, - ничего не забываем. Мусор собираем в пакеты и выбрасываем. Бак у туалета. Солдатик, солдатик, просыпаемся. Вот так, молодец мальчик, сон у тебя крепкий. Сейчас чай принесу. Не хочешь? А-а, не успеешь. Успеешь, еще целых двадцать минут.
 
Юра спрыгнул вниз, натянул сапоги, заправил гимнастерку.
- А вот и чай.
- Спасибо, тетя Тоня. За все спасибо.
- Что ты, у меня тоже сын. Два года, как отслужился, - женщина похлопала его по плечу, - удачи тебе. - Она улыбнулась и пошла по коридору, - подъезжаем, подъезжаем...
 
Они стояли обнявшись, и мама как-то неловко тыкалась мокрым лицом в гимнастерку сына.
 
- Мамуля, успокойся. Я дома, живой и здоровый? - он улыбнулся, - пошли?
- Мой дорогой, конечно пошли.
 
Юра долго не мог заснуть. Мерно тикали ходики, приятно хрустели простыни, при каждом повороте стонали пружины. Все, как всегда, будто и не уезжал. Со двора донесся свист, потом кто-то позвал собаку Барсика. Вспомнил одноклассника Витьку, его собаку тоже звали Барсиком. Это была беленькая болонка с детскими глазами, любимица его мамы.
“Надо бы завтра зайти к нему, поболтать”, - подумал Юра, проваливаясь в сон.
 
Завтра наступило в половине второго дня. Он спал бы еще, если бы не мама, которая, собираясь на работу, неуверенно постучала в дверь его комнаты.
- Юра, прости...
Он сел рывком, щуря спросонок глаза.
- Испугала?
Посмотрел в окно, взял с тумбочки часы, ахнул:
- Мамуля, что же ты не разбудила?
- Зачем, ты же под утро заснул. К дому привыкаешь - другая жизнь. Я на работу. Вкусности на столе. Чайник только вскипел.
Она чмокнула сына и, помахав рукой, вышла.
 
Пахло капустными пирожками. В высокой вазе красовались любимые “эклеры”. Юра помнит, как в детстве облизывал кружку, в которой мама взбивала крем. Он поискал глазами, кружка стояла рядом с чайником. Улыбнулся - мама помнит всё. Со двора доносились голоса мальчишек играющих в футбол. Женский голос звал Барсика.
 
Дожевывая пирожок, Юра вышел на улицу. Он шел, и ему улыбалось солнце, прохожие казались доброжелательными, собаки ласковыми и даже пьяный мужчина, зачем-то поднявший с земли камень, отбросил его, присел на край тротуара, достал бутылку, глотнул и улыбнулся. Хо-ро-шо!
Витя был дома.
 
- О-о-о, Юрка, привет! Что на пороге застыл? Заходи. Мама, Юрка вернулся.
- Юрочка, Юрочка, рада тебя видеть, - запричитала тетя Настя, - давно приехал? Только вчера. Молодец. И сразу к нам? Молодец. Как мама? Здорова? На работу ушла, а ты к нам значит. Молодец. Девочки мои где? В школе. Большие уже, в пятый класс ходят. Как наши дела? А про наши дела Витюша сам тебе расскажет. Не дела, а сказка...
- Ма-ма ...
- Что мама? Молчу я, молчу, а ты не молчи, расскажи все, расскажи... - она в сердцах махнула рукой и вышла.
- Случилось что?
- Случилось, - Витька сел.
- Что-то в институте?
- Нет. Ты же знаешь, что мне еще год учиться. После того, как отец нас бросил, мама одна тянет. Алименты грошовые, стипендия такая же. Вот и устроился я на завод ДСП, что стоит рядом с твоим НИИ.
- Знаю, там еще какой-то ваш родственник работал.
- Точно, дядя Толя - мамин двоюродный брат. Мы с его сыном напополам трудимся.
- Как это?
- Там же двухсменка. Так он выходит в первую смену, а я - во вторую, что дает мне подработку и оставляет время на занятия. После нескольких зарплат нам ощутимо стало легче. А тут случилось это... - Витька вздохнул. - Как-то подошел ко мне дядя Толя и сказал, что надо выйти в ночь с пятницы на субботу. Конечно, я согласился - за ночные - больше платят. Назначил он меня старшим, потому что я без пяти минут инженер. Не знаю, как это произошло, но в нашу смену украли машину древесины, которую везли на переработку. Шофера поймали в каком-то дворе при разгрузке досок. Наша доблестная милиция обвинила всю смену в воровстве, а меня главарём банды. Взяли подписку о невыезде, уволили с работы. Боюсь, как бы в институт не сообщили. Что делать, не знаю. Вот такие у нас дела.
- Банды?
- Да это я так сказал. Старший за все в ответе.
- А давай сходим в адвокатскую контору, посоветуемся.
- Ко-неч-но. За “посоветуемся” половину моего аванса отвалить придется. Будет ли толк?
- У меня есть кое-что, пошли, я заплачу.
 
Они остановились на пороге небольшой комнаты, где стояло три стола.
- Вы кого-то ищете?
Оглянулись на голос. В углу комнаты, у стола, имитирующего кухню, стояла стройная девушка с чайником.
- Нам бы с адвокатом посоветоваться...
- Тогда проходите к моему столу, - она указала на стол у окна, - я сейчас, - она отодвинула чашку и поставила чайник на место. - Не стесняйтесь, присаживайтесь. Кому из вас нужна юридическая помощь? Неужели вам? Вы же только вчера приехали. Да не ясновидящая я, успокойтесь. Все очень просто - по воле случая, вчера мы с вами сигаретку “стреляли”. Вспомнили?
- Вера?
- Конечно, Вера.
- Простите, не узнал вас без шапочки. Она была так низко надвинута, что “съела” пол-лица.
 
Они рассмеялись.
- Так что у вас случилось?
Витька дернулся, вякнул что-то неясное, закашлялся.
Она понимающе посмотрела на него.
- А давайте-ка заполним анкету, а потом вы изложите вашу проблему. Итак, ваше ФИО...
От Веры мы ушли окрыленные с верой в светлое будущее. 
 
Надежды оправдались, она сделала все, чтобы выявить настоящего виновника и оправдать Витьку.
- Что за девочка, - умилялась Витькина мама, - просто молодец. И на работе восстановили, и в институт не сообщили. Молодец!
 
Тетя Настя любила это слово, у нее даже вороватая кошка с кокетливым именем Нескажу всегда была молодцом.
 
Юра влюбился в Веру раньше, чем понял это. События разворачивались небыстро, на фоне суда, нервного ожидания приговора, восторга победы и гордости, что такая девушка - умница, красавица - откликнулась на его робкое предложение - пойти с ним в театр. Он долго стоял перед зеркалом, никак не мог выбрать галстук, потом приглаживал непокорный вихор.
- Тебе не кажется, что ты можешь опоздать? Поторопись, такси ждет.
Он посмотрел на часы, ахнул, схватил заранее купленный букет и выскочил из дома.
Жизнь приобрела новый смысл. Едва забежав домой переодеться, Юра летел к дверям адвокатской конторы.
- На вторую работу? - Смеялась мама, - ладно тебе, не смущайся. Успехов.
- Ваша эстафетная палочка, молодой человек, - протягивая букет цветов, шутила знакомая продавщица цветочного магазина. - Куда умчался, а сдачу? Завтра. Ладно, завтра сочтемся.
 
Вера ждала.
- Какие прекрасные цветы. Спасибо. Чай будешь? - пододвинула чашку и тарелочку с бутербродами, - ешь и пей. Чай китайский. Экзотика? Да нет, просто моего любимого не было, вернее, был, но с бергамотом. Не люблю его. Ну как?
Юра ничего не смыслил в чае. Чай, как чай.
 
- Просто прекрасно, ты молодец! - они глянули друг другу в глаза, вспомнили тетю Настю и расхохотались. - Куда пойдем?
Это было чудесное время - счастье встреч, тепло рук, страстные поцелуи, трепет прикосновений, шепотом сказанная фраза - у нас будет малыш.
Её белое в пол платье, сшитое на заказ, казалось ему самым прекрасным, потому что в нем была она, его единственная, любимая женщина.
 
На работе, в качестве свадебного подарка, ему выделили путевку в санаторий, и они укатили в свадебное путешествие.
Санаторий размещался в большом старинном здании. Его все время латали, подкрашивали - старались придать респектабельный вид, и это удавалось.
 
- Смотри, у нас в комнате камин с ангелочками.
- Помпезно, но приятно. Давай разложим необходимые вещи, а остальное отнесем в камеру хранения.
- И погуляем до обеда.
- И погуляем до обеда, - повторил он, притянув ее к себе, - какие у тебя мягкие волосы, - он отодвинул прядь, коснулся губами глаз, потом щек, потом губ.
 
Камера хранения была недалеко. Небольшая комната, столы и длинный ряд пронумерованных дверок. Юра положил чемодан на стол и поискал глазами свой номер:
- А вот и он, - он вставил чемодан в туннель камеры. - Всё. Кончил дело, гуляй смело.
- Смотри, что я нашла.
Вера вертела в руках чей-то черный потертый кошелёк.
- Раскроем?
- Конечно. Смотри, здесь деньги и еще что-то.
- Это квитанция почтового перевода в Улан-Уде. Денег много - целая зарплата. Бедный тот, кто потерял.
- Счастлив тот, кто нашел. Это нам оттуда, - Юра указал в потолок, - свадебный подарок прислали.
- Юра, ну какое это счастье, какой подарок? Это же чьё-то горе. Санаторий небольшой, людей не много, можно найти потерявшего. Погоди, - Вера подошла к дежурной. - Эта камера хранения обслуживает только санаторий “Знамя”?
- “Знамя” и “Надежду”.
- А это еще где?
- Корпус справа, там лечат детей с церебральным параличом.
- Спасибо.
 
Они стояли посреди аллеи. Вера крепко сжимала кошелек.
- Надо найти хозяина.
- Послушай, здесь столько комнат, а в них по пять, а то и больше отдыхающих...
- Не хочешь, не ищи, - она дернула плечом, - дай подумать. Надо в регистратуре спросить, кто приехал из Улан-Уде.
- Так тебе и сказали.
- Я им объясню, что человек потерял зарплату.
- Точно. Командуй, мой Пинкертон.
 
Как выяснилось, ни в один из санаториев никто не приезжал из этого славного города.
- Устала, - Вера села на скамейку, - ноги гудят и голова не работает. Сейчас мы идем обедать, потом подумаем и продолжим поиск, - она решительно поднялась.
- Куда это ты?
- В столовую.
 
После обеда настроение улучшилось, решимости прибавилось.
- Я знаю, что нам нужно делать.
Юра удивленно посмотрел на жену.
- Мы будем открывать двери комнат, и спрашивать, кто пятого числа отсылал деньги в Улан-Удэ. Не жди, я не отступлюсь. Ты со мной?
- Всегда с тобой.
 
Вот так, не женщина, а ураган.
До обеда они обошли санаторий, а после ужина направились к соседям.
По длинному светлому коридору пожилая женщина катила инвалидную коляску, в которой сидел мальчик.
 
- Ищите кого? Я помогу, - повторил мальчик.
- Помоги, - улыбнулась Вера, - привет, я Вера.
- Привет, я Котя, - тонкая ручка коснулась Вериной ладони.
- Здравствуйте, - обратилась Вера к женщине. - Может быть, вы знаете, кто пятого числа отсылал деньги в Улан-Удэ?
- Что-то не так?
- Нет, нет, все в порядке...
- Я отсылала деньги дочке...
- В Улан-Удэ?
- Да. Она там живет. Ничего не понимаю...
- А потом вы зашли в камеру - хранения?
- Да, мне надо было забрать Котины вещи.
- И забыли там кошелек...
- Забыла? Он же в сумке, я и не вынимала его.
- Зайдем к вам, и вы проверите.
- Зайдем, - сказал мальчик.
 
Женщина кивнула головой.
Она долго рылась в сумочке, открыла все внутренние и боковые замочки, вывалила на стол содержимое. Кошелька не было.
- Опишите мне ваш кошелек, - голосом следователя попросила Вера.
Женщина на минуту задумалась и медленно описала кошелек, который лежал в кармане Веры.
- Что было в нем?
- Деньги и квитанция.
- Какая сумма?
Женщина задумалась. Её лицо стало сосредоточенным, губы шевелились.
- Моя зарплата, - она назвала сумму.
- А мелочь? - задала Вера провокационный вопрос.
- Там не было мелочи. Как же он выпал? Наверное, когда ключи искала. Отказываюсь верить в свое счастье. Неужели нашли?
- Кошелек было найти легче, чем вас.
- Нашли, нашли, - закричал мальчик.
- Успокойся, милый. Если бы деньги не нашлись, мне даже обратный билет купить было бы не на что. И как бы мы дожили до новой зарплаты? Вы даже не представляете, как я вам благодарна.
- Успешного лечения и доброй дороги, мы рады были помочь вам. Выздоравливай, малыш, - Вера погладила мальчика по головке. Его лицо исказила гримаса - улыбка.
 
- А ты говорил - “подарок”, - шепнула Вера. - За что такое наказание детям? Они же ничего плохого и сделать-то не успели.
- Говорят, что Всевышний наказывает детей за проступки их предков.
- Значит, прежде чем совершить злодеяние, подумай о потомках.
- Я-то подумаю, а вот за человечество не поручусь.
 
Какое счастье быть рядом с такой женщиной!
 
“Секрет”