Взлет и падение ГИГ-экономики

Америка
№68 (1199)

Экономисты Алан Крюгер (Принстонский университет) и Ларри Катц (Гарвардский университет) опубликовали новое исследование, которое поставило крест на таком феномене как гиг-экономика (gig economy). Этот термин обозначает комфортную бизнес-среду, где каждый трудоспособный человек может получить временную работу и заработать неплохие деньги. 

Само слово “gig” зародилось в 1920-х годах. Так назывался концерт любительского ансамбля, который хаотично проводился на улице, в метро или ночном клубе. 

Гонорара за один “gig” артистам хватало на несколько недель или даже месяцев. 

Ещё несколько лет назад Крюгер и Катц утверждали, что гиг-экономика станет новой бизнес-моделью всего американского рынка труда. Свой прогноз они объясняли небывалым успехом компаний Uber и Airbnb. Первая позволяла людям зарабатывать на частном извозе в любое удобное для них время. Вторая - сдавать собственное жильё (от роскошных особняков до палаток на бэк-ярдах) всем желающим. 

Эксперты были уверены, что Uber и Airbnb - первые ласточки гиг-экономики. Чем быстрее будет развиваться рынок электронных приложений и высоких технологий, тем выгоднее людям будет находить “gigs” - случайные подработки, соответствующие их квалификации и навыкам.  

В теории будущая развитая гиг-экономика выглядела очень привлекательно. После заполнения подробной виртуальной анкеты человек попадал в специальную базу данных с постоянно обновляющимся спросом и предложением, а также рейтингом эффективности каждого её участника. 

Например, проснулся человек с утра, включил смартфон, и моментально получил предложение помочь кому-нибудь в ремонте, переезде, уборке, прогулке с пожилыми или детьми и т. п. Если у человека есть лицензия доктора, юриста или другого специалиста, то он может предложить свои услуги в экстренном порядке.    

Секрет успеха идеальной модели гиг-экономики заключался в устранении многочисленных посредников в процессе ведения бизнеса. Именно это и продемонстрировали на начальных стадиях своего развития Uber и Airbnb. Система частного извоза нанесла сокрушительный удар по таксопаркам и профсоюзам. Съем жилья в частном секторе снизил популярность гостиниц и отелей.  

Крюгер и Катц всерьёз верили, что простейшая экономическая формула “купи - продай” могла возродиться в 21-м столетии и загрузить сдельной работой 100% трудоспособного населения Соединённых Штатов. Одновременно экономисты пророчили смерть постоянной (full-time) однообразной работе и классическому росту по карьерной лестнице.

Более того, существовало мнение, что постоянная работа  опасна своей непредсказуемостью. Человек может 20-30 лет проработать на одной позиции, а потом его неожиданно уволят или бизнес с крахом обанкротится. Трудяга окажется на улице без навыков и опыта другой работы. Именно так произошло со многими работниками мичиганских автоконцернов в 2007-2008 годах. 

В условиях гиг-экономики человек более мобилен, избирателен и опытен. Он очень многое умеет и не брезгует низкооплачиваемой “чёрной” работой. К тому же гиг-экономика способствует развитию. Люди могут трудиться (постоянная практика) и находить время для учёбы (познание теории в колледже или университете).

К сожалению, гиг-экономика оказалась большим мыльным пузырём. Она росла с 2000 по 2015 годы, а потом стремительно обрушилась с 15.8% до 10.5%. Крюгер и Катц набрались мужества признать свой прогноз ошибочным. 

Что же не так в гиг-экономике? 

Это довольно легко понять на примере компании Uber.

На пике своей популярности в Нью-Йорке она позволяла водителям зарабатывать по $3,000 в неделю или $150,000 - $160,000 в год. Колоссальные зарплаты привели к трём тенденциям.

Во-первых, численность водителей Uber резко возросла. В частный извоз ринулись даже врачи и юристы, которые не могли найти постоянной работы. Количество извозчиков превысило количество пассажиров. 

Бюро трудовой статистики (BLS) рекомендовало федеральному правительству зарегулировать деятельность Uber, чтобы водители получали как водители, а не как специалисты экстракласса с университетским образованием. 

Во-вторых, власти Нью-Йорка обратили внимание, что Uber уничтожает создававшуюся десятилетиями транспортную систему, где крутятся огромные деньги. Именно поэтому город быстро обложил частного извозчика всевозможными пошлинами и штрафами. Тем самым мэр ДеБлазио удовлетворил интересы TLC (таксисты) и MTA (общественный транспорт), а также их профсоюзных покровителей. Как результат, пассажиры Uber стали платить больше, а водители зарабатывать меньше. 

Сегодня средняя “чистая” зарплата частного извозчика в Большом Яблоке не превышает $15 - $17 в час. О былых заработках остаётся только мечтать. 

Не смогла удержаться в формате гиг-экономики и компания Airbnb. На заре её расцвета сотни тысяч владельцев жилья заработали неплохие деньги. Однако потом всё пошло по накатанному сценарию: высокая конкуренция, регулирование (городское, штатное, федеральное), снижение доходов и рост цен на жильё. Сегодня, чтобы стабильно зарабатывать на Airbnb хорошие деньги, нужно быть прирождённым или профессиональным отельером. 

Сама же компания Airbnb осваивает новые направления деятельности. В частности, разрабатывает жильё нового типа, которое придёт на смену классическим односемейным домам.  

Таким образом, гиг-экономика может существовать только непродолжительное время. Формула “купи-продай” в 21-м столетии не работает, и организовать что-то стабильное и финансово выгодное без третьих лиц (посредников) невозможно. Поэтому постоянная работа (full-time) ещё долго будет выгоднее, чем частичная занятость (part-time) в рамках гиг-экономики. 

Кстати, Крюгеру и Катцу следовало бы почитать труды Карла Маркса, который называл типичных представителей нынешней гиг-экономики “люмпенами”. Это определение как нельзя лучше подходит для американцев, надеявшихся на процветание в рамках всегда доступной и разнообразной работы. Люмпен - лицо, живущее случайными заработками и/или пользующееся государственными социальными пособиями в различных формах. 

Максим Бондарь