Силы безопасности ПА: кто есть кто

В мире
№131 (1262)

Возможная аннексия Израилем части территории Иудеи и Самарии, а также факт, что председателю автономии Абу-Мазену скоро 85, и со здоровьем у него далеко не все в порядке, дают веские основания задаться вопросом: что будет, если?..

Какие бы события ни произошли, они несут в себе определенный потенциал эскалации, а важнейшим игроком, точнее, игроками при любом раскладе станут палестинские силовые структуры. Публикация об обучении палестинских силовиков в российских военных училищах - хороший повод для небольшого обзора на тему "Что собой представляют сегодня силы безопасности ПА".

Официальные источники не дают точных данных о численном составе этих сил в Иудее и Самарии, по более или менее реальным оценкам их до 30 тысяч человек. Но вначале небольшой исторический экскурс. 

По соглашениям "Осло-2" от 1995 года, для обеспечения нужд в области безопасности в Палестинской автономии должны были быть созданы шесть структур. Очень скоро их число превысило десяток, а на каком-то этапе достигало даже 15-ти. Сказалась приверженность Ясера Арафата принципу "разделяй и властвуй" и его желание наградить как можно больше своих соратников, раздавая чины и назначения.

Неудивительно, что многие функции различных служб дублировались, а между их командирами и начальниками возникали серьезные трения. Однако для Арафата это был даже плюс: подобная ситуация не допускала серьезного усиления какого-то из ведомств и его главы и позволяла "раису"  держать руку на пульсе происходящего в каждой из структур.

Дополнительные сложности во всем, что касается порядка и иерархии, добавлял географический фактор.

Яркий пример - Превентивная служба безопасности, имевшая огромный вес до второй интифады, которую принято было считать этаким палестинским аналогом ШАБАКа. В те времена она имела двух фактически автономных руководителей: Джибриля Раджуба в Иудее и Самарии и Мохаммеда Дахлана в Газе.

Сегодня, хотя ПА все еще выплачивает жалование своим силовикам в секторе, по факту все армейские, полицейские и разведывательные функции в Газе несут силы, подчиненные ХАМАСу.

В период второй интифады ПА фактически поддерживала разгул террора, многие палестинские силовики принимали в терактах непосредственное участие, а координация с ЦАХАЛом, ШАБАКом и израильской полицией сошла на нет. С избранием Абу-Мазена, власти автономии взяли курс на отказ от террора и вооруженного сопротивления, параллельно восстанавливая силовые структуры и наращивая координацию их действий с Израилем.

Летом 2007 года в Газе произошел переворот, в результате которого к власти пришел ХАМАС, а местные силовики потерпели полное фиаско. Многие из них были убиты, часть через Израиль бежали под крыло ПА.

Эти события еще больше утвердили Абу-Мазена и его окружение в намерении вести жесткую борьбу с ХАМАСом и "Исламским джихадом" - разумеется, не столько ради соблюдения интересов Израиля, сколько ради себя.

Успешное противостояние исламистам для властей ПА - это в первую очередь вопрос выживания. Именно поэтому при рассмотрении различных сценариев эскалации многие аналитики приходят к выводу: что бы ни произошло, в Рамалле не допустят ошибок прошлого, позволив слишком разгуляться своим непосредственным врагам из ХАМАСа или так называемой "улице". Прямое же участие в боевых действиях с Израилем станет для палестинских сил безопасности самоубийственным. С другой стороны, история учит, что события могут выходить из-под контроля, а палестинская сторона не всегда руководствуется логикой.

То, что палестинские "полицейские", а точнее - военные вполне официально, ничуть не таясь, обучаются в России, - отнюдь не новость. Кто только не обучал их со времен "Осло-2": американцы, итальянцы, австралийцы, иорданцы и многие другие.

Иностранная помощь оказывается на самых разных направлениях, начиная с отработки действий по разгону демонстраций и заканчивая отработкой контрразведывательных мероприятий. Извне поступает и немалая доля финансирования, различного вооружения и оборудования.

Наибольшая же роль в оплате и подготовке силовых структур ПА принадлежит США (естественно, не нынешней вашингтонской администрации). Связана она, в первую очередь, с именем генерала Дейтона: под руководством его инструкторов подготовка, среди прочего, проходила в Иордании и в военной академии в Иерихоне. Роль Дейтона была настолько велика, что в устах хамасовцев его имя стало нарицательным: "дейтонами" они прозвали палестинских силовиков (прозрачный намек на то, что те продались американцам). 

Если вернуться к российской военной помощи, то довольно памятна поставка ПА 45 бронированных разведывательно-дозорных машин (БРДМ), вооруженных 14,5-миллиметровыми пулеметами. Во время второй интифады и позже их уничтожением занималась израильская авиация, а снятые с некоторых машин пулеметы до сих пор состоят на вооружении ХАМАСа в Газе. Имел даже место своего рода "танковый" бой, когда груженная взрывчаткой БРДМ пыталась прорваться через ограждение из Газы на израильскую территорию, но была уничтожена танкистами ЦАХАЛа.

Сегодня палестинские силовики располагают лишь стрелковым оружием, защитным снаряжением и средствами усмирения беспорядков. 

С момента прихода к власти Абу-Мазена было сделано очень много для монополизации силовых функций: различные вооруженные формирования, так или иначе связанные с правящим ФАТХом, практически перестали существовать. Равно как и крупные вооруженные банды местного значения. Правда, никто не поручится, что при определенных обстоятельствах таковые не появятся вновь...

Перечисление сил безопасности ПА начну с двух самых банальных.

Название первой структуры в несколько вольном переводе звучит как Гражданская безопасность - это пожарные и спасатели, которые, по крайней мере, до недавних пор действовали в тесной координации с Израилем.

Вторая - так называемая "синяя полиция" (ориентировочно 8,5-9 тысяч человек) - выполняет обычные функции стражей порядка. И в этом аспекте, в частности, в деле борьбы с проникающими в Израиль уголовниками, тоже соблюдалось определенное сотрудничество с коллегами из еврейского государства.

Упомянутая выше Превентивная служба безопасности в табели о рангах стоит не на самом высоком месте, но все же весьма влиятельна.

В ее истории особенно любопытно то, что в отличие от  других структур, созданных после соглашений "Осло-2", основателями и командирами стали местные активисты ФАТХа из Иудеи, Самарии и сектора Газы, а не те, кто приехал в 1994 из Туниса и других арабских стран вместе Арафатом. По распространенным оценкам, в палестинском "аналоге ШАБАКа" служат до четырех тысяч человек, и он располагает 11-17 "пунктами", где содержатся заключенные. 

Аналогом армии и, очевидно, самой многочисленной военной организацией автономии являются Силы национальной безопасности - именно их представителей часто можно обнаружить в российских военных вузах. 7000 сотрудников СНБ в свое время прошли подготовку при упомянутом выше деятельном американском участии - в первую очередь, во всем, что касается борьбы с беспорядками.

Президентская гвардия, в прошлом известная как "Подразделение №17", осуществляет функции охраны Абу-Мазена, правительственного комплекса (Муката) в Рамалле, министров, высокопоставленных чиновников и иностранных делегаций. Сотрудники этой службы получают весьма основательную подготовку и отличаются от других своих коллег более высоким профессионализмом.

Есть в ПА и военная разведка. Правда, если в Израиле это наиболее крупная и значимая разведслужба, то о палестинской этого никак не скажешь. Она малочисленна и выполняет функции контрразведки и военной полиции, призванной бороться с чужими агентами (в первую очередь, израильскими) и преступниками в рядах остальных служб безопасности.

Наконец, высшую ступень в иерархии палестинских силовиков занимает Главная (общая) служба разведки (ГСР). Ее функции в значительной степени пересекаются с Превентивной службой безопасности - то самое сохранившееся со времен Арафата дублирование, о котором писалось выше.

На ней также лежит ответственность за осуществление внешней разведки и контакты с соответствующими структурами других стран, в частности, с ЦРУ. В распоряжении ГСР немало современного целевого оборудования, а ее глава - 58-летний Маджад Фарадж считается самым могущественным в ПА силовиком.

Впервые он был арестован ЦАХАЛом в возрасте 15 лет, около 15 раз задерживался Израилем, и провел за решеткой примерно шесть лет. В 2002 году в период второй интифады в Бейт-Лехеме погиб его отец. Будучи подчиненным Джибриля Раджуба, Фарадж еще в конце 1990-х "отличился" неудачной попыткой завербовать в качестве источников информации девушек-военнослужащих ЦАХАЛа... 

Свой нынешний пост Маджад Фарадж, который из всех руководителей силовых структур наиболее близок к Абу-Мазену, занимает с 2009 года. Огромное влияние и тесные отношения с главой ПА делают Фараджа не только важнейшим игроком при любом сценарии развития событий, но также одним из наиболее вероятных потенциальных преемников престарелого председателя. 

"Новости недели"