Одиссея Джонатана Полларда

В мире
№153 (1284)

Photo: Reuters

Лев Пинскер

В минувшую пятницу, когда стало известно, что Джонатана Полларда вызывают в Управление по национальной безопасности США для решения вопроса о его дальнейшем статусе, Израиль затаил дыхание. Со дня условно-досрочного освобождения Полларда из тюрьмы прошло пять лет, и срок наложенных на него ограничений в передвижении истекал. Однако они вполне могли быть продлены - как, к примеру, Израиль вновь и вновь продлевает ограничения для Мордехая Вануну. Правда, была надежда, что президент Дональд Трамп в завершение своей каденции подарит Джонатану Полларду полную амнистию. Для этого была проделана необходимая дипломатическая работа, но ведь сколько раз такая надежда оказывалась тщетной!

Общественные активисты, ведущие борьбу за освобождение разведчика, позвонили к нему с вопросом о том, знает ли, что его ждет.

"Не знаю, мне даже не намекнули об этом, - ответил Поллард. - Если честно, меня больше всего беспокоит, что вызов пришелся на пятницу и я могу не успеть вернуться домой до наступления субботы". 

Затем суббота вошла в свои права, и соблюдающим заповеди израильтянам оставалось томиться мраком неизвестности. Но сразу после исхода субботы они узнали радостную весть: 20 ноября власти США решили снять с Джонатана Полларда все ограничения, он совершенно свободен и может, наконец, вместе с женой Эсти репатриироваться в Израиль. 

Трудно сказать, можно ли назвать этот день историческим, но нет сомнений, что для сотен тысяч, если не миллионов, израильтян это была долгожданная и волнующая новость. И тем более легко понять радость тех, кто сделал дело освобождения Полларда едва ли не главным делом своей жизни.

- Я включился в борьбу за освобождение Полларда 17 лет назад, когда был еще школьником, - рассказал нашей редакции общественный активист Ади Гинзбург. - До этого я вообще не знал, кто это такой, и, наверное, не узнал бы, не попадись мне на глаза небольшая статья об этом человеке. К тому времени за его освобождение уже боролись сотни неравнодушных людей в Израиле, готовилась демонстрация, и мы, старшеклассники, решили на нее пойти. 

С этого момента несправедливость, которая творилась по отношению к Полларду, не давала мне жить. Несправедливым было, что власти США нарушили условия заключенной с ним досудебной сделки и приговорили к самому суровому наказанию за шпионаж, какое только было возможно, не считая смертной казни. Ни одному другому шпиону, пойманному за последние десятилетия в Штатах, не назначался такой срок. Даже если Джонатан Поллард заслуживал наказания, то не такого - из него явно решили сделать козла отпущения. Несправедливым было и то, что власти Израиля, для которого он столько сделал, почти ничего не предприняли для его освобождения.

Потом я участвовал во многих акциях - в голодовке возле Кнессета, в живой цепочке в кандалах, протянувшейся от Кнессета до консульства США, в демонстрациях, приуроченных к приезду видных американских политиков, и т.д. Были такие акции и на территории Штатов. Но, как ни странно, большинство из них ни наши, ни американские СМИ упорно не замечали. В 2012 году, когда президент Шимон Перес был приглашен в США для вручения памятной медали, мы организовали сбор подписей под петицией "Поллард раньше медали". В итоге подписи под петицией, призывающей Переса отказаться от медали, если президент Обама откажется подписать помилование, поставили 200.000 человек. Но, как известно, Перес тогда медаль получил, а Поллард остался за решеткой.

Вместе с тем, говорить, что израильские лидеры совершенно ничего не делали для вызволения Джонатана Полларда из тюрьмы, безусловно, не приходится. В 1995 году тот же Шимон Перес предоставил ему израильское гражданство. В 1996-м Израиль открыто признал Полларда своим агентом, действовавшим от имени государства. Вскоре после этого его посетили в тюрьме министры Юлий Эдельштейн, Лимор Ливнат и др.

В 1998 году глава правительства Биньямин Нетаниягу вроде бы получил от президента Клинтона обещание освободить разведчика в качестве одного из бонусов за заключение "соглашения Уай-Плантейшн", но, по требованию главы ЦРУ Дж. Теннета, отказался от своих слов. Затем был долгий перерыв в этой борьбе, а в 2004 году вновь появилась надежда - на этот раз в связи с односторонним размежеванием, проведенным Ариэлем Шароном. Но в освобождении снова было отказано. 

Когда к власти в США пришел Барак Обама, надежды на УДО Полларда - с учетом отношений между Обамой и Нетаниягу - окончательно улетучились. Тем не менее, именно президент Барак Обама в ноябре 2015 года, под занавес каденции, подписал указ о досрочном освобождении Полларда с целым рядом ограничений, в том числе на выезд за пределы Нью-Йорка, контакты с прессой, дипломатами, с контролем над его компьютером. По словам информированных источников, решение президента стало результатом огромных многолетних усилий израильских дипломатов, которые предпринимались в тиши кабинетов и тщательно скрывались от СМИ. 

Но выход Полларда из тюрьмы тогда не был воспринят борцами за его освобождение как победа. Они заявили, что не успокоятся, пока израильский разведчик не обретет полную свободу и пока его не увидят на родной земле. Да и сейчас, когда мировые СМИ обошли снимки Полларда, ломающего электронные наручники, говорят, что будут считать свою миссию завершенной только после того, как после стольких лет страданий он ступит на Землю Израиля. 

О том, что с нетерпением ждут Полларда в Израиле, поспешили заявить Биньямин Нетаниягу и Юлий Эдельштейн. Мэр Петах-Тиквы Рами Гринберг сообщил, что намерен в ближайшие дни назвать в его честь одну из площадей города и будет рад увидеть его на церемонии в честь этого события. 

Диссонансом на этом фоне прозвучали слова экс-премьера Эхуда Ольмерта о том, что лучше Полларду не появляться в Израиле.

"Понятно, что Нетаниягу намерен устроить Джонатану Полларду торжественную встречу. Будь его воля, давно бы обменял Полларда на 500 террористов-убийц. Но следует понять, что подобное отношение нанесет огромный ущерб интересам Израиля. Трамп уйдет, но руководители служб безопасности США останутся. И они не простят нам, если продолжим использовать историю Полларда в политических целях. К тому же он отнюдь не является героем. Работал не за идею, не ради Израиля, а за деньги, которые платило ему еврейское государство, и действительно нанес огромный ущерб интересам США в их противостоянии России", - сказал Ольмерт, выступая на конференции газеты "Маарив".

Надо заметить, это далеко не новая позиция. Против освобождения Полларда активно выступали не только спецслужбы США, но и многие видные американские евреи во главе с сенатором Дж. Либерманом. Среди прочего утверждалось, что Израиль продал полученную от Полларда информацию СССР; что Поллард контактировал не только с израильскими, но и с советскими агентами, и т.д. Тем не менее, значительную часть переданных им материалов составляли как раз сведения о новых видах советского оружия и общая информация, касающаяся СССР. Поэтому эти утверждения выглядят просто смехотворно. Да и общая сумма, которую выплатил Полларду Израиль – 45.000 долларов, - совсем немного, если учесть важность предоставленной информации.   

В израильских спецслужбах говорят, что то, как Израиль использовал переданные Поллардом сведения по Сирии, Ираку, Ирану и другим странам, в итоге пошло на пользу не только еврейскому государству, но и Соединенным Штатам, хотя те, понятно, этого никогда не признают.

Как известно, Полларды сообщили, что их алия задерживается, так как Эстер проходит сейчас курс химиотерапии и нужно организовать непрерывность между сеансами в Америке и Израиле. Биньямин Нетаниягу в ответ позвонил Джонатану Полларду и пообещал, что Израиль предоставит его супруге лучшее лечение, добавив, что на исторической родине перед ними откроются все возможности для самореализации и полноценной, насыщенной жизни.

Ниже мы напомним читателю историю его затянувшейся одиссеи.

В 1984 году блестящий 29-летний офицер ВМФ США Джонатан Поллард приступил к службе в Аналитическом центре по борьбе с международным террором. В задачу Центра входило изучение потенциальных угроз США, исходящих от террористических организаций. Естественно, в новое подразделение стекалась вся информация, добытая американскими разведчиками о разных странах, в том числе государствах Ближнего и Среднего Востока. 

В то самое время, когда Поллард получил новое назначение, Каспер Вайнбергер, министр обороны в правительстве президента Рейгана, наложил вето на обмен разведывательной информацией с Израилем. Джонатан Поллард был до глубины души возмущен этим решением, наносившим, по его мнению, удар по безопасности еврейского государства. Поэтому по собственной инициативе связался с работающим в посольстве Израиля в США офицером ВВС Авраамом Села, официально занимавшимся координацией израильско-американских научных связей, и в течение полутора лет регулярно передавал через него сотни секретных документов, касающихся создания ядерного, химического и биологического оружия в Иране, Сирии, Ираке и Ливии, и сделанных из космоса фотоснимков и карт с указанием местоположения военных баз на территории потенциальных противников Израиля.

Были среди них и карты с указанием расположения баз Организации освобождения Палестин в Тунисе. Американцы убеждены, что именно эти карты помогли Израилю нанести столь точный удар по тунисским лагерям ООП 1 октября 1985 года. 

К этому времени Поллард уже почувствовал, что ему "на хвост" - явно по чьему-то доносу - сели агенты ФБР, и попросил Авраама Селу, который покидал США, помочь его жене Энн перебраться в Израиль. Но Села совершенно "забыл" об обещании помочь. 

Заметив, что агенты ФБР ведут круглосуточное наблюдение за его домом, Поллард позвонил по номеру телефона, который ему дали на случай, если окажется на грани провала, и твердо обещали, что сразу после звонка израильская разведка сделает все для того, чтобы предоставить Энн и Джонатану надежное убежище, а затем переправит в Израиль. Но когда Поллард набрал этот номер, послышались бесконечные длинные гудки - на другом конце провода никто не торопился снять трубку. 

В отчаянии Поллард с женой сели в машину и направились к израильскому посольству в Вашингтоне, надеясь найти там убежище. Они сумели войти на территорию посольства, но в здание Джон и Энн, несмотря на все просьбы, не пустили. Более того, охранники потребовали немедленно покинуть территорию, и супругам не оставалось ничего другого, как выйти за ворота, где их уже ждали агенты ФБР. 

На первых допросах Джонатан Поллард категорически отвергал обвинения в шпионаже, утверждая, что найденные при обыске в его доме многочисленные секретные документы были взяты им для работы. Однако израильские спецслужбы, пойманные за руку, сразу во всем признались и передали американским коллегам большую часть материалов, полученных от Полларда. Официальный Иерусалим заявил, что Джонатан Поллард не был завербован, действовал исключительно по своей инициативе и потому никакой ответственности за его действия Израиль не несет. 

Когда Полларду предъявили эти документы, на которых были его отпечатки пальцев (а ведь их следы можно было без труда уничтожить перед передачей американцам документов!), он понял, что Израиль окончательно от него отступился, и признал свою вину. В шпионаже, а не в измене родине. 

Согласно сделке, заключенной между адвокатами обвиняемого и прокуратурой, Джонатан Поллард должен был быть обвинен по статье "шпионаж в пользу дружественного США государства", за что, согласно федеральному закону, полагается от двух до двенадцати лет тюремного заключения. Кроме того, суд признал, что Поллард занимался шпионажем не из жажды наживы, а по идеологическим мотивам - это тоже выглядело смягчающим обстоятельством. Адвокаты рассчитывали, что их подзащитный получит около пяти лет тюрьмы. Однако в последний день процесса министр обороны Каспер Вайнбергер переслал судье документы, якобы свидетельствующие о том, что своей деятельностью обвиняемый нанес огромный ущерб интересам и безопасности США. В результате Джонатан Поллард был приговорен к пожизненному лишению свободы, а его жена Энн, в сущности, вообще не причастная к его деятельности, - к пяти годам тюрьмы. 

После вынесения приговора семья отвернулась от Джонатана - за все годы его заточения ни мать, ни отец (известный американский онколог), скончавшиеся в начале 2000-х годов, ни сестры ни разу не навестили его. Накануне освобождения Энн из тюрьмы Поллард направил ей разводное письмо, освободив от брака с пожизненным заключенным в соответствии с требованиями еврейской традиции… 

* * * 

Джонатан Поллард по сей день убежден, что все неприятности начались летом 1984 года, когда с ним захотел встретиться "босс" – возглавлявший тогда аналитический центр министерства обороны Израиля Рафи Эйтан.

Чтобы не вызывать подозрений, встречу было решено организовать в Париже, куда Джонатан приехал в качестве туриста. Они встретился на конспиративной квартире. По признанию Полларда, Эйтан был для него олицетворением "настоящего еврея и настоящего израильтянина", символом государства, которому служил. Он почти боготворил Эйтана как человека, который арестовал и доставил в Израиль Адольфа Эйхмана.

Поначалу их беседа протекала в самой дружеской форме: израильтянин прочитал ему блестящую лекцию о стратегической ситуации на Ближнем Востоке, о тех угрозах, которые исходят для Израиля от мусульманских стран, и попросил Полларда высказать свою точку зрения по этим вопросам. Но потом обратился с двумя "деликатными просьбами". Первая заключалась в том, чтобы Поллард раздобыл список действующих на территории Израиля американских разведчиков, а вторая… в передаче имеющегося у американцев компромата на политических противников Ариэля Шарона, близким другом которого Рафи Эйтан был многие годы. 

Поллард отказался выполнить обе просьбы. Первую - потому что, если бы он выдал Израилю агентурную сеть США, это было бы предательством по отношению к стране, в которой он родился, вырос, сделал неплохую карьеру и вообще был обязан очень и очень многим. Вторую отверг по той простой причине, что показалась ему "слишком грязной".

Да, у американцев действительно имелся компромат на всех израильских политиков; они знали, кто из них педофил, кто гомосексуалист, кто изменяет жене, но Джонатана Полларда всегда тошнило от такой информации, и уж тем более он не собирался кому-либо ее передавать. Услышав отказ, Эйтан не стал скрывать даже не разочарования - обиды и злости. "А ты не боишься, что скоро провалишься? - вдруг спросил он. - И тогда тебе понадобится помощь тех самых людей, которым ты только что отказал". 

Когда вторая жена Полларда Эстер обратилась к Рафи Эйтану с просьбой помочь в борьбе за освобождение мужа, тот ответил, что единственное, о чем жалеет, так это о том, что не пустил Джонатану пулю в голову накануне его ареста: тогда, дескать, всем было бы легче. 

А лидер партии "Моледет" Рехаваам Зеэви, встретившись с Поллардом в тюрьме за несколько недель до своей гибели от рук арабских террористов, с грустью признался, что все его попытки убедить премьер-министра Ариэля Шарона принять действенные меры для освобождения Полларда, были безуспешными. "Я готов привезти его в Израиль только в гробу!" - сказал тогда Шарон. 

Все сводится к тому, что Израиль намеренно "провалил" своего разведчика в Америке, а затем также намеренно бросил его на произвол судьбы - таким образом Ариэль Шарон и его верный оруженосец Рафи Эйтан попросту отомстили Джонатану Полларду за то, что отказался обслуживать их политические интересы. 

Эйтан, кстати, после провала Полларда был щедро вознагражден - его назначили гендиректором крупнейшей химической компании Израиля. Любопытно, что сам он прокомментировать эту версию Джонатана Полларда наотрез отказался…  

О той роковой роли Эйтана в его судьбе Джонатан Поллард решил рассказать только весной 2006 года - сразу после парламентских выборов, на которых возглавляемая Рафи Эйтаном партия пенсионеров "Гиль" ("Возраст") получила целых семь мандатов. 

По словам Полларда, внимательно следя за ходом предвыборной кампании в Израиле, он знал, что Эйтан использует его имя и лжет, будто намерен добиваться его освобождения, но до последнего дня не верил, что "Гиль" удастся завоевать хотя бы один мандат. Но после того как эта партия вошла в кнессет, почувствовал себя обязанным рассказать народу Израиля, какой человек занял одно из кресел в кабинете министров еврейского государства. 

В то, что правительство Ариэля Шарона предпримет какие-то шаги для его освобождения, Поллард особенно не верил, хотя, по словам Эстер, президент США Джордж Буш был готов отпустить его на свободу, если бы последовала официальная просьба со стороны премьер-министра Израиля.

Эта информация выглядит тем более достоверной, что в предсмертном интервью Каспер Вайнбергер признал, что "дело Полларда чрезмерно раздули". 

Но проблема Джонатана Полларда как раз и заключалась в том, что за все эти годы Израиль ни разу не обратился к США с официальной просьбой о его освобождении. Да, его навещали министры и депутаты кнессета. Да, вопрос о его освобождении не раз поднимался во время визитов политических деятелей Израиля в США, но официально - именно официально! - такой просьбы не последовало ни после получения Поллардом израильского гражданства, ни после того как БАГАЦ (Высший суд справедливости) признал, что он является израильским разведчиком. Лишь однажды кнессет проголосовал за подачу такой просьбы, но она так и не была отправлена американскому правительству. 

Любопытно, что когда встретившийся в тюрьме с Поллардом корреспондент "Едиот ахронот" Янив Халили спросил, не усматривает ли он параллелей между своим делом и делом израильского ядерного шпиона Мордехая Вануну, тот ответил резко отрицательно. По его мнению, Вануну своим поступком предал Израиль, он же не предавал США, а лишь стремился исправить несправедливость, возникшую исключительно по воле Вайнбергера, и не нанес никакого ущерба Америке. Кроме того, добавил Поллард, суд над Вануну проходил в соответствии со всеми юридическими нормами, чего нельзя сказать о суде над ним и его первой женой Энн… 

* * *

Долгие годы Джонатан Поллард мечтал, чтобы у него со второй женой Эстер были дети, пока возраст и болезни не сделали невозможным осуществление этой мечты. Все последние годы Эстер была мысленно рядом с мужем и вела борьбу за его освобождение с той же яростью и энергией, с какой Авиталь Щаранская боролась за своего Натана.

 Впервые Эстер и Джонатан встретились в 1970-х годах, когда оба совсем юными оказались в одном из молодежных еврейских лагерей, но тогда не обратили внимания друг на друга. Когда в Канаде евреи начали собирать подписи за освобождение Полларда и стали призывать писать ему в тюрьму письма, Эстер тоже решила написать. До этого она ничего не знала о деле Полларда, так как канадская пресса не проронила ни слова о разоблачении в США израильского разведчика. К ее удивлению, Поллард ответил, и письмо поразило ее - это было письмо необычайно умного, начитанного, доброго человека, сумевшего сохранить волю к жизни и оптимизм даже в тюремной камере. Они стали созваниваться - весь полагающийся ему час телефонных разговоров в неделю Джонатан тратил на Эстер. Спустя полтора года они поженились. Сразу после хупы - еврейской религиозной свадебной церемонии - им предоставили ровно пять минут побыть наедине, и с тех пор они ни одного мгновения не находились с глазу на глаз. 

Большую часть времени, вплоть до условно-досрочного освобождения Джонатана, Эстер проводила в Израиле - продолжала обивать пороги кабинетов политиков, умолять, требовать, убеждать… В итоге Эстер обняла своего Джонатана за стенами тюрьмы в ноябре 2015 года. К тому временим ему было за 60, а Эстер подходила к своему 60-летию. Оба были больны и вместе с тем полны надежды на то, что оставшиеся им годы будут годами покоя и счастья. 

"Новости недели"