О любви и верности

В мире
№17 (836)

 

У еврейского народа есть враг пострашнее Ирана и даже Гюнтера Грасса. Этот враг - он сам...
В 2008 году подавляющее большинство американских евреев голосовали за Барака Обаму. Это было несколько странно, учитывая интеллектуальный инфантилизм и полное отсутствие управленческого опыта у последнего. Как едко заметил тогда Арнольд Шварценеггер, “Маккейн служил нашей стране в лагере для военнопленных дольше, чем его оппонент Обама проработал в американском сенате”. 
 
Впрочем, можно сказать, что американские евреи поддались атмосфере ожидания близких перемен и лозунгу “Мы это можем”, который на фоне экономического кризиса выглядел волшебным заклинанием.
 
С тех пор прошло четыре года. Барак Обама оказался несостоятельным во внутренней политике. Его план выхода из кризиса не принес облегчения, реформа в системе здравоохранения оказалась, мягко говоря, сомнительной, рекордно высокой остается безработица, груз бюджетного дефицита, увеличенный социалистическими прожектами президента, грозит раздавить экономику страны...
 
По отношению к Израилю Барак Обама с момента вхождения в Овальный кабинет Белого дома занял позицию столь откровенно неприязненную и враждебную, что заставил вспомнить недобрые времена Картера. 
 
Заигрывая с ЕС и арабским миром, Обама всячески ослаблял нашу страну, которую США, между тем, называет своим стратегическим союзником. Он потребовал от Израиля полного прекращения строительства в поселениях, чего не требовали не только прежние американские президенты, но даже Ясер Арафат и Абу-Мазен; раздул кризис в отношениях с Израилем из-за строительства еврейского жилья в Иерусалиме - даже Бушу-старшему и его госсекретарю Джеймсу Бейкеру, настроенным к Израилю не слишком благожелательно, такое не приходило в голову.
 
Американский лидер отчитал израильского премьера за строительство столичного квартала Рамат-Шломо так, словно он директор школы, а наш премьер - нашкодивший мальчишка.
 
Обама отказался от письма Джорджа Буша-младшего, заверившего Ариэля Шарона после ухода из Газы, что США не будут требовать возвращения Израиля к границам 1967 года - “границам Освенцима”, по меткому выражению одного из самых старых и уважаемых израильских политиков Абы Эбана, - и взял курс на поддержку всех требований Абу-Мазена, чей аппетит неуклонно возрастал по мере того как президент крупнейшей в мире державы отмежевывался от Израиля. 
После того как Израиль объявил мораторий на строительство жилья в поселениях, Обама даже не заикнулся о встречных шагах палестинской администрации, хотя бы о прекращении возвеличивания шахидов и “героев интифады”. 
 
Ближайшее окружение президента США следовало в его фарватере. Хиллари Клинтон, рассуждая о нарушениях прав человека, умудрилась сравнить Израиль и Иран, а глава Пентагона Леон Панетта обрушился на нас за “саботаж” мирных переговоров с палестинцами. 
 
Раздраженно-презрительные высказывания Обамы и Саркози в адрес Нетаниягу, обнародованные репортерами, продемонстрировали подлинное отношение лидера США к “ведущему союзнику” на Ближнем Востоке. И это не говоря уже о деятелях рангом пониже, таких, например, как посол США в Бельгии Говард Гутман (кстати, еврей), возложивший на Израиль вину за... усиление антисемитизма в мире.
 
Это трудно назвать сюрпризом, так как Обама не скрывал своего неприязненного отношения к еврейскому государству. В его ближайшее окружение входили основатель антисионистского сайта “Электронная интифада” Али Абунима, сторонник ООП профессор-арабист Колумбийского университета Рашид Халиди, профессор Колумбийского университета, член Палестинского национального совета и кумир левой интеллигенции Эдвард Саид, священник Джеремия Райт, духовный наставник Обамы, назвавший Израиль “противозаконным местом, где практикуется геноцид”. 
 
Обама с большой симпатией отзывался о бывшем лидере движения “Черный ислам” Малькольме Иксе. Нынешний патологический антисемит и лидер этой организации Луис Фаррахан получал и получает поддержку от Джеремии Райта, который назвал мегатеракт 11 сентября “результатом американского бандитизма в мире”. 
 
Дело дошло до разного рода инсинуаций против сторонников взвешенной дипломатии. После неудач миссии Митчелла предполагалось, что эту должность займет профессиональный и опытный дипломат Дэннис Росс, посредник Билла Клинтона на Ближнем Востоке. Однако вскоре последовали “утечки” в СМИ о том, что в Белом доме недовольны Россом, который был обвинен в “чрезмерной чувствительности к израильским проблемам” и “двойной лояльности”. В результате Росс был отодвинут на обочину политической жизни США.
 
Впервые за последние полвека США заговорили с Израилем языком ультиматумов. В Вашингтоне без обиняков давали понять, что американское вето на голосованиях СБ ООН зависит от “хорошего поведения” Израиля, а близкий к нынешней администрации популярный журналист “Нью-Йорк таймс” Томас Фридман разразился гневным предупреждением: Израиль должен соглашаться на то, что ему дают, если не хочет потерять все.
 
Обама принял участие в церемонии вручения американских наград по защите прав человека бывшему президенту Ирландии Мэри Робинсон. Робинсон - одна из организаторов печально известной конференции в Дурбане. Это была пощечина Израилю, которую не могли не заметить ни его враги, ни его друзья. 
 
На встрече “большой восьмерки” Обама вместе с Россией и ЕС поддержал резолюцию, требовавшую от Израиля вернуться к границам 1967 года. Резолюция не прошла лишь потому, что ее заблокировал премьер-министр Канады Стивен Харпер. 
Откровенно враждебная по отношению к Израилю политика нынешнего хозяина Белого дома вызвала ответную реакцию ряда еврейских организации (в частности, Антидиффамационной лиги) и республиканцев. Правая общественная организация Emergency Committee for Israel (ECI) развернула в декабре 2010 года пропагандистскую кампанию под названием “Израиль - не боксерская груша для Барака Обамы”. Сайт организации поместил рисунок с изображением боксерской груши, украшенной “звездой Давида”. 
 
Политика Обамы в отношении Израиля перестала чем-либо отличаться от взглядов европейских социал-демократов и либералов с их стремлением превратить наше государство в козла отпущения за все мировые проблемы, и это насторожило даже умеренное крыло Демократической партии. Конгрессмен Говард Берман, занимающий пост председателя комитета по международным делам в конгрессе от этой партии, предостерег президента от чрезмерной предвзятости относительно Израиля, особенно бросающейся в глаза на фоне снисходительности к диктаторам и авторитарным режимам. На встрече с еврейскими лидерами Берман язвительно заявил, что Махмуд Аббас “сидит, сложа руки, в ожидании, когда Обама преподнесет ему на блюдечке капитулировавший Израиль”. Со сходной критикой выступил и бывший лидер демократического большинства в конгрессе Стэнли Хойер.
 
В последний год политика Обамы несколько изменилась, но это отнюдь не результат внутреннего просветления. Президенту нужны еврейские деньги и еврейские голоса. Его взгляды не претерпели принципиальных изменений, и во второй каденции у него будут полностью развязаны руки в отношении Израиля.
 
В связи с этим логически было бы предположить, что американское еврейство откажет в своей поддержке президенту, чья экономическая политика потерпела фиаско, а внешнеполитический курс грозит затянуть удавку на шее еврейского государства. Но это логически. На практике все наоборот. По последнему опросу Вашингтонского общественного научно-исследовательского института религии (Public Religion Research), за переизбрание Обамы готовы проголосовать 62% опрошенных, то есть 86% от числа тех, кто голосовал за нынешнего президента в 2008 году. Каковы их мотивы? Опрошенные назвали их: стремление к справедливости, забота о вдовах и сиротах, “демократические ценности”, либерализация политики абортов и т.п. Называли еще экономические соображения (хотя непонятно, что побуждает их верить в экономическое чудо под руководством Обамы и не верить в управленческие возможности Митта Ромни). Отношение США к Израилю (как и Израиль вообще) их мало интересует. Только 4 (!) процента респондентов поставили этот пункт на первое место в своей системе приоритетов. 
 
Это вызывает еще большее удивление, если вспомнить ту едва ли не патологическую враждебность, которую большинство евреев Америки испытывали к Джорджу Бушу, несмотря на его симпатии к Израилю. Вот феномен, который трудно объяснить и понять. Но то, что речь идет о тенденции, очевидно. 
 
Любопытно, что проведенное профессором Серджио Дела Пергола и Хаимом Ваксманом из Института политики еврейского народа (Jewish People Policy Institute) в Иерусалиме пару лет назад показывает: только 28% американских евреев определяют себя как сионисты. При этом среди людей старшего возраста число активных сторонников еврейского государства составляет 40%, а вот среди молодежи до 35 лет - всего 20%. Печально, но факт...
 
Теперь о предпочтениях еврейской общины в другой ведущей стране западного мира - Франции. 
 
Французское еврейство в значительной степени отличается от еврейства США и Великобритании. Подавляющее большинство французских евреев - выходцы из стран Магриба. Им в гораздо меньшей степени, чем ашкеназскому еврейству, свойственны комплексы, рефлексирование и самобичевание, они больше укоренены в еврейской традиции и не скрывают своих симпатий к Израилю. Кроме того, они намного больше, чем их американские собратья, чувствуют угрозу исламского антисемитизма и враждебность со стороны элиты с ее крайне левым мировоззрением и стремлением к мультикультурализму. 
 
Пять лет назад еврейская община сделала ставку на Николя Саркози, который заявил о своих симпатиях к Израилю. Эта позиция резко отличалась от традиционно проарабских заявлений французских политиков Шарля де Голля, Миттерана и Ширака. Кроме того, французские евреи связывали избрание Саркози с экономическим подъемом и ужесточением политики по отношению к арабским иммигрантам. Они надеялись, что он прекратит политику попустительства исламистам и пресечет откровенную антисемитскую кампанию во Франции. Тот факт, что в жилах Саркози течет еврейская кровь, укрепляла их веру в него.
 
Начало действительно было обнадеживающим. В июле 2008 года на встрече лидеров стран Средиземноморья, посвященной Дню взятия Бастилии, Ольмерт, в то время премьер-министр Израиля, не жалел комплиментов в адрес “верного друга Израиля”. “Это не медовый месяц, это история любви”, - патетически заявил он.
 
Во время посещения Израиля Саркози заявил с трибуны кнессета, что верит в универсальные ценности иудаизма. “Франция всегда будет рядом в тот момент, когда вашей стране будет угрожать опасность”, - провозгласил он. То было не просто произраильское выступление, но первое выступление французского президента в израильском парламенте за последние четверть века. 
 
Надежды развеялись быстро. Очень скоро Саркози призвал Израиль незамедлительно “пойти на риск во имя мира” и “прекратить колонизацию палестинских земель”, назвав поселения “принципиальным препятствием на пути мира”. 
Саркози оказался столь же любвеобильным в большой политике, сколь и непостоянным. Оказалось, что в числе его лучших друзей не только Израиль, но Муаммар Каддафи и Башар Асад, перед которыми расстилалась красная дорожка в Елисейском дворце. Впрочем, так же легко, как влюблялся, Саркози избавлялся от объекта своего увлечения - как от Каддафи, так и от Асада, когда дела у тех начали идти скверно.
 
Как к издевательской шутке можно отнестись на этом фоне к заявлению Саркози в мае 2007 года о том, что он не примет ни одного политического лидера, который не признает государства Израиль. Миттеран и Ширак, при всем их цинизме, до таких “виражей” дешевой демагогии не опускались...  
 
В 2010 году официальный Париж выступил с призывом одностороннего признания палестинского государства со столицей в Иерусалиме. Саркози во время визита Нетаниягу в Париж бесцеремонно порекомендовал израильскому премьеру “избавиться от Авигдора Либермана” и пригласить в коалицию вместо него Ципи Ливни, чтобы “делать историю”. Заметим: историю Израиля, а не Франции. Тот факт, что результатом подобных исторических деяний может стать крах Израиля, его не волновал. В конечном счете, он и Каддафи обещал вечную дружбу...
 
После “арабской весны” давление Парижа на Иерусалим усилилось. По логике Елисейского дворца, свержение мирно настроенных по отношению к еврейскому государству режимов в Каире и Тунисе должно побудить Израиль на уступки палестинцам. Что касается французской “верности израильской безопасности”, особенно ярко она проявилась во время обсуждения отчета Голдстоуна в ООН. Французы, как и англичане, в характерном для себя стиле воздержались от голосования. При этом Париж вместе с Лондоном потребовал, чтобы Израиль создал комиссию по расследованию обстоятельств операции “Литой свинец”.
 
Не изменилась за период правления Саркози и обстановка внутри страны. Интеллектуальная элита продолжала нагнетать истерию вокруг Израиля и его “преступлений”, и неудивительно, что это создало питательную атмосферу для травли евреев, актов насилия, подстрекательства и даже изуверских убийств, как это произошло в случае с Иланом Халими. 
 
Мало того, экономическая ситуация, которая определенно влияет на позицию среднего класса (а большинство евреев Франции - представители среднего класса), в период правления Саркози ухудшилась настолько, что это государство оказалось в списке стран-неудачников в очереди на “дефолт”, вслед за Италией, Испанией, Ирландией и Португалией.
Пелена первоначальной влюбленности в Саркози спала с глаз французского еврейства - он сделал все возможное, чтобы оттолкнуть от себя своих преданных избирателей. Однако в последние недели мы наблюдаем новый прилив чувств к французскому президенту со стороны местных евреев. Причина? Решительность Саркози после бойни в Тулузе, и прежде всего то, что он распорядился депортировать из страны несколько наиболее воинственных проповедников радикального ислама. Этого оказалось достаточным, чтобы вернуть расположение еврейской общины. И хотя сегодня Саркози симпатизируют меньше, чем пять лет назад (43 против 62% в 2007 году, по данным исследовательского института IFOP), в процентном отношении это больше, чем по всей стране.
 
Быть может, причина роста симпатий к Саркози - отсутствие выбора? Но любопытно, что именно Саркози, а не его главный соперник, социалист Франсуа Олланд, постоянно говорит о том, что в случае победы все свои силы на внешнеполитическом направлении посвятит ближневосточному урегулированию. Из его высказываний мы знаем, как он видит это урегулирование...
 
Кроме того, есть и еще одна альтернатива ныне действующему президенту - глава “Национального фронта” Марион Перрин Ле Пен, за которую сегодня готовы голосовать около четверти французов. Как известно, ее отец, Жан-Мари Ле Пен, известный своими антисемитскими высказываниями, - типичный расист и националист старого типа. Нет сомнений, что его дочь отнюдь не Гильд Вильдерс в Голландии, известный своими глубокими и искренними симпатиями к Израилю. Тем не менее, она всячески заигрывает с еврейской общиной, и у евреев Франции есть основания поддержать именно ее: в конечном счете, политические симпатии и антипатии диктуются принципом “враг моего врага - мой друг”. А главный враг Марион Перрин Ле Пен - быстро разрастающаяся и становящаяся все более агрессивной мусульманская община, угрожающая и Франции, и евреям. Ведь именно Марион Ле Пен называет массовую иммиграцию и исламский фундаментализм “зеленым фашизмом”. Она, а не Саркози, обещает “поставить радикальный ислам на колени”. Так почему бы не попытаться сделать ставку на нее, а не на Саркози, превратившегося в клоуна мировой политики? 
Тем не менее, лидера НФ готова поддержать лишь горстка евреев, а остальные, судя по всему, на свою беду покорно проголосуют за ныне действующего президента.
 
Должны ли после этого евреи жаловаться на изоляцию и демонизацию Израиля? На рост антисемитизма? Быть может, они полагают, что кто-то другой будет защищать Израиль, пока они голосуют за его, мягко говоря, недоброжелателей? Прошло чуть более полувека после Катастрофы, и вот, как видим, “народ Моисея” показывает, что уроки истории его не интересуют...
 “Новости недели”