Сон под музыку Мендельсона

Литературная гостиная
№17 (836)

 

...Неожиданно в комнате стало светло. Свет, ярко блеснув на потолке, спустился по стене вниз, свернул вправо, ослепил на миг наши глаза и исчез.
 
- Би-биб? - спрашивает мой двухлетний внук Алон. Он еще не говорит как следует.
- Да, - отвечаю я. - Это машина проехала под окнами. Закрой глазки и спи.
Он лежит с открытыми, темными, как маслины, глазами, прислушиваясь к мелодии. По радио, настроенному на волну “Коль а-музыка”, звучит классическая музыка. Мы лежим в постели. С правой стороны от Алона расположился его старший брат - девятилетний Шон, а слева лежу я. Вдруг вижу, как Алон прячет под подушку тетрадь Шона. При этом хитро улыбается - представляет себе удивление Шона, когда он завтра в школе хватится, где тетрадь, а тетради-то нету!
- Это нехорошо, Алошка, дай мне тетрадь, - обращаюсь к нему.
- Шоша? - спрашивает он, делая ударение на “а”. Так он ласково называет Шона - “Шоша”.
- Да, это тетрадь Шона и мы ее положим обратно в сумку Шона.
 
Он неохотно отдает мне тетрадь. Тут я вспомнил, что там должно быть школьное задание - сочинение на вольную тему. Интересно, о чем он написал? Открываю тетрадь и читаю: “Израиль - моя Родина.
 
Я люблю Израиль. Он очень красивый. Я также люблю Хайфу. Я родился в Хайфе. Я еще люблю свою школу, учителей, маму, папу, брата, дедушку и бабушку. Жаль, что другая моя любимая бабушка - Лариса - умерла. Она тоже любила Израиль. Когда я вырасту, я пойду в армию, в военно-морской флот и буду защищать свою страну, свой город, свою школу, свой дом, могилу Ларисы. Тут я нарисовал наш дом, а на балконе рядом с цветами и флагом Израиля стоит Лариса”.
 
- Молодец, Шон, - сказал я вслух.
- Я - а? - спрашивает Алон.
- Не ты, а твой брат - молодчина. Ты иди лучше в постель.
 
Алон медленно поворачивает голову. Потом обиженно смотрит, запрокинув голову вверх, туда, где очень высоко улыбается хорошо знакомое лицо. Ждет моей реакции. - Алончик, уже поздно. Надо спать.
Он хмурит брови, смотрит недовольно исподлобья, вытягивает нижнюю губу вперед, вот-вот расплачется.
 
- Утром пойдем гулять в парк. А сейчас - спать.
Чувствую, что Алон не верит мне. Кто вас знает, этих взрослых, - любите часто приврать.
- Даю честное слово! Обещаю, что завтра пойдем в парк.
Тут же нежная улыбка освещает его лицо, наполняет глаза и губы. Он возвращается в постель и молча залезает под одеяло.
 
Потом глубоко и сладко вздыхает, подкладывает под щечку ладошки и бормочет:
- Да-й, да-й...
Это он просит соску и тряпку свою. Тряпкой называется кусок марли, без которого он не может заснуть.
- Большой ты уже, Алончик. Пора отвыкать.
- И-и...
 
На глазах у Алона загораются слезы. Они, точно как огоньки, светятся в лучах проезжающей машины.
- Перестань, Алон. Ты мне мешаешь думать, - говорит Шон.
 
Шон так тихо лежал, что я подумал, наверное, он уснул.
- О чем ты думаешь, Шон? - спрашиваю его.
- О машине времени. Ах, если бы можно было создать такую машину...
- Зачем?
- Чтобы вернуться назад и увидеть бабушку Ларису. Мне ее так не хватает. Почему она умерла?
- Шоник, жизнь не бывает вечной. Люди рождаются, живут, а потом уходят, чтобы уступить место другим. Это закон природы.
- Но ты, дедушка, никогда не умрешь, понятно! Ты не смеешь!
- Хорошо. Обещаю жить долго. Но ты знай - человек никуда не исчезает. У человека есть продолжение. Ты и Алон - моя смена, мое продолжение.
- Дедушка, выходит, что я - продолжение и Ларисы?
- Конечно, ты - продолжение Ларисы. Видишь, как и Лариса, ты любишь Израиль. Судьба этой чудесной страны и ее процветание зависят от таких, как ты.
 
Но ты должен любить Израиль больше, чем Лариса. В этом и заключается преемственность поколений. Помни - Лариса живет в твоих действиях, воспоминаниях, переживаниях, мыслях и чувствах. Она живет в твоем сердце.
- Но я хочу ее видеть живую, дедушка!
- Что ж, если ты сильно захочешь, очень-очень захочешь, то сможешь ее также увидеть.
- Как?! - спрашивает Шон, глядя на меня с изумлением.
- Слушай эту волшебную музыку, - в это время по радио звучит первый концерт для фортепиано с оркестром Мендельсона, - и представь себе наш балкон. Видишь: первые лучи теплого и нежного солнца упали на длинные горшки с пеларгонией и китайской розой, которые так любила Лариса. Вот и сама Лариса. Она поливает цветы из большой лейки. Вода льется с шумом, сверкая и прыгая на солнце, как маленький водопад. Лариса смотрит на тебя и улыбается. Она забыла, конечно, про воду. И вода течет и течет из лейки, давно уже она наполнила горшки, и теперь выливается вниз, стекает по перилам балкона и бежит себе на удовольствие по керамическому полу. Добежав до тебя, вода притронулась к твоим ногам, чтобы ты обратил на нее внимание. Видишь это?
 
Шон смотрит в потолок и улыбается. А нежные звуки чарующей музыки, словно солнечные лучи, заливают все вокруг.
- Вот наконец-то Лариса бросает лейку и берет тебя на руки, чтобы вода не намочила тебя, а ты крепко обнимаешь ее за шею и целуешь в щеку. Неужели ты все это не видишь?
- Конечно, я вижу все это, дедушка!
 
И тут завораживающая музыка звучит так торжественно, как будто поют сотни нежных и светлых голосов.
Я смотрю на Шона. Он лежит с закрытыми глазами, околдованный музыкой и увиденным.
Я смотрю на Алона. Он уже заснул. Заснул под музыку Мендельсона, заснул с улыбкой на лице. Ему, наверное, сейчас снится красивый солнечный парк, куда дедушка обещал взять его завтра утром...
“Секрет”

Оставьте комментарий по теме

Ваше имя: Комментарий: *

By submitting this comment, you agree to the following terms

Комментарии (Всего: 2)

чудово!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
СПАСИБО!Получила удовольствие!Дай то Бог всем здоровья на долгие годы!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *