О трезвом рассудке и красной Фемиде

В мире
№22 (841)

 

Мы знаем, где коренится зло и как от него избавиться. Знаем и бездействуем...
 
Волна насилия, прокатившаяся по Израилю, застала общество врасплох, оказалась неожиданной для жителей нашей страны, привыкших чувствовать себя в относительной безопасности. Обвинения обрушиваются в первую очередь на полицию, и многие из них небезосновательны. 
 
При этом очевидно, что полиция не в состоянии установить патрули в каждом переулке, на каждой стоянке и в каждом парке, где собираются подвыпившие подростки. Не менее очевидно и другое - большинство этих преступлений обусловлены той специфической системой, которая, при всей своей порочности, не меняется. Более того, в стране не прикладывается сколько-нибудь серьезных усилий для ее изменения. И в основе этой системы - безответственность, попустительство и идеологические предпочтения. 
Проследив за криминальной хроникой последних недель, мы без труда убедимся, что преступления (не будет говорить сейчас об организованной преступности - это отдельная проблема) можно свести к трем группам, трем источникам насилия:
 
- подростковое насилие;
- арабское насилие;
- насилие, совершаемое африканскими эмигрантами.
 
Во всех случаях подростки, совершившие убийство, уже имели приводы в полицию. Их арестовывали за хулиганство, кражу, всевозможные правонарушения - и отпускали. Как и во многих других случаях, правоохранительная система либо бездействовала, либо ограничивалась бесплодными увещеваниями. Подобное нянченье с социально опасными людьми приводит, как видим, к печальным последствиям. Тот факт, что этим подросткам не исполнилось 18 лет, почему-то освобождает их от всякой ответственности и наказания, словно речь идет о маленьких несмышленышах.  С ними ведутся собеседования, их призывают стать на пусть исправления, и чем больше их пытаются ублажить и уговорить, тем больше они наглеют, ощущая свою безнаказанность и вседозволенность. При этом весьма возможно, что эти “дети”, которым создаются ничем не оправданные тепличные условия, будут осуждены за убийство всего на несколько лет и вскоре амнистированы. Можно с уверенностью говорить о том, что, выйдя на свободу, они станут вести себя еще более разнузданно.
 
В XIX веке один из основателей политического либерализма британский философ Иеремия Бентам (то было “доброе старое викторианское время”) разработал конкретную систему, призванную сбалансированными методами кнута и пряника сдерживать преступные наклонности маргинальных слоев населения. В наше время, время “религии” прав человека, о кнуте уже практически забыли, а пряник еще больше провоцирует у определенной категории людей инстинкт хищника со всеми вытекающими отсюда последствиями.
 
Этот же подход распространяется и на арабское насилие. Большая часть последних преступлений была совершена арабами. Араб зверски (как в фильме ужасов, которых он, видимо, насмотрелся) изнасиловал 17-летнюю девушку на подземной парковке торгового комплекса “Ган а-Ир” в Тель-Авиве, а ее спутника подверг чудовищному унижению. В одном из парков Ашкелона араб едва не изнасиловал молодую женщину на глазах у ее маленькой дочери, и только мужество его жертвы предотвратило преступление. Арабами была изнасилована школьница на выпускном вечере в зале торжеств, где проходило мероприятие... 
 
Здесь есть своя отчетливо прослеживающаяся специфика. Эти и другие преступления совершаются в большинстве случае не арабскими гражданами Израиля, а палестинскими рабочими с “территорий”. По закону эти рабочие должны прибывать в Израиль в начале рабочего дня и в конце этого же дня уезжать назад, в деревни и города Иудеи и Самарии.
Как же получается, что они свободно разгуливают по улицам израильских городов в ночные часы? 
 
Все мы знаем ответ на этот вопрос. Еврейские работодатели, заинтересованные в том, чтобы, во-первых, избежать проверки со стороны служб безопасности, а во-вторых, не тратить деньги на ежедневную доставку рабочих-арабов сюда и обратно, незаконно привозят их на строительные объекты и оставляют там одних после завершения смены. В любом из городов Израиля вы обнаружите множество этих нелегалов. Расселенные еврейскими хозяйчиками, думающими исключительно о собственной выгоде, на пустырях, в разных хибарах и заброшенных домах, нелегалы не прочь поживиться легкой добычей. 
 
Макс Шенкерман, руководитель и инициатор муниципальной полиции Холона в 2006-2007 годах, в интервью со мной приводил в качестве характерного примера перекресток Хилат возле Модиина. Сюда на импровизированную автобусную станцию стягиваются арабы из всех соседних деревень, отсюда их без всяких проверок и предварительного отбора развозят по городам центра страны. 
 
- Среди них может быть кто угодно - уголовники, террористы, их не проверяют. По Модиину крутится множество сомнительных личностей из соседних арабских деревень. Обстановка в городе ужасная, а у полиции нет ни сил, ни средств на превентивную деятельность: борьбу с нелегалами, мелкой уголовщиной, правонарушениями, - рассказывал Шенкерман.
 
- Израильская полиция знает об этом и периодически проводит облавы. Палестинских нелегалов выселяют, а подрядчики практически не несут никакой ответственности за то, что создают криминогенную обстановку в стране. Прописная истина: зло можно искоренить, только выкорчевав его корни. До тех пор пока наказание кабланов не выходит за пределы символических сумм в качестве штрафов, они будут и дальше практиковать нелегальную доставку в страну арабов с “территорий” и обеспечивать их нелегальным проживанием. Законы, действующие в этой сфере, должны быть максимально ужесточены. Подрядчики должны знать: расплата за их незаконные действия будет значительно выше дивидендов от незаконного использования жителей “территорий”. 
 
Фактор третий - насилие со стороны африканских эмигрантов. Оно растет, причем угрожающими темпами. И не надо быть провидцем, чтобы предсказать, что оно будет расти и дальше. В Тель-Авиве возле “таханы мерказит” африканский нелегал напал на женщину, шедшую на работу, и избил ее. В квартале а-Тиква выходец из Африки пробрался в квартиру, изнасиловал находившуюся там 24-летнюю женщину и сбежал с деньгами и драгоценностями. 
 
По словам корреспондента “Коль Исраэль” Ади Меири, драки, кражи и попытки изнасилований стали нормой жизни в южных кварталах Тель-Авива. Африканские нелегалы превратились в стихийное бедствие и для Эйлата, еще недавно одного их самых спокойных городов страны. 
 
Забор на границе с Египтом, возможно, несколько уменьшит поток незваных гостей, большинство которых являются к нам вовсе не из-за угрозы репрессий и преследований, а просто желая улучшить свою жизнь и избегая службы в армии, как, например, выходцы из Эритреи - страны по большей части мусульманской. Но значит ли это, что десятки тысяч беженцев (а это в основном молодые мужчины) должны свободно оставаться в Израиле?
 
На примере европейских стран мы знаем, что второе поколение эмигрантов настроено, как правило, намного более воинственно к принявшей их стране, чем первое. Они уже не просят, а требуют, а преступления, совершенные ими, выходят далеко за пределы квартирных краж и изнасилований. Они формируют свои банды, банды закрытые и крайне жестокие, или же становятся стержнем радикальных мусульманских группировок. 
 
Опять-таки, корень зла очевиден, но делается слишком мало и слишком поздно. Можно согласиться с тем, что несколько сот христиан, бежавших от резни в Дарфуре, получат убежище в нашей стране, но нет никакой причины создавать африканские гетто с выходцами из Эритреи или Ганы в центре наших городов. 
 
Сегодня полиция боится заходить в эмигрантские пригороды Парижа, Лондона, Мальме, Роттердама и Антверпена. И не потому, что там спокойно, просто у нее связаны руки действующими законами и истериками так называемых правозащитников (кстати, почему они защищают только права “пришельцев”? А что, у местного населения права жить в своей стране спокойно и безопасно нет?). 
 
Произойдет ли то же самое в Тель-Авиве? Разумеется. И произойдет с ведома и при попустительстве служителей Фемиды, пронизанной левыми и социалистическими идеями.
 
Во всех случаях мы знаем, где коренится зло. Мы знаем, к чему оно приведет. Мы знаем, как излечить болезнь. Вопрос не в том, что делать. Вопрос в том, чтобы начать делать.
 
Бентам, о котором я упоминал выше, призывал к “трезвому рассудку” при решении проблем. Именно этого нам и не хватает. 
 “Новости недели”