Открытый урок Гарри Каспарова

374 (2003)

В последние годы появилось немало книг, посвященных истории борьбы за шахматную корону. Вспомнить можно хотя бы «ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШАХМАТНОЙ КОРОНЫ» Э.Гуфельда и Е.Лазарева, 1998, «ВЕК ШАХМАТ» Я.Дамского, 2000, «КОРОЛИ ШАХМАТНОГО МИРА» В. и И.Линдеров, 2001. Каждая из этих книг интересна и по-своему оригинальна. И все же особое место в списке бестселлеров занимает солидный труд Гарри Каспарова «МОИ ВЕЛИКИЕ ПРЕДШЕСТВЕННИКИ», 2003.
«3-томник Каспарова не имеет аналогов в шахматной литературе, - считает известный шахматный журналист Сергей Воронков. - Тринадцатый чемпион размышляет о судьбах и творчестве двенадцати предыдущих чемпионов и их соперников, о полутора вековой борьбе за мировое первенство. Исследуя знаменитые партии под микроскопом мощных компьютерных программ, он меняет многие прежние оценки и, в сущности, подытоживает развитие шахмат в 20-м веке. Несмотря на некоторую суховатость, книга читается с неослабевающим интересом. Местами как авантюрный роман, поскольку на ее страницах собраны все «болевые» точки истории - критические, переломные моменты не только матчей на первенство мира, но и крупнейших турниров, от исхода которых зависела судьба шахматной короны».

Вот одна лишь из драм, что произошла в шестикруговом матч-турнире с участием Ласкера, Пильсбери, Стейница и Чигорина. 

После 3-х кругов казалось назревает сенсация. Пильсбери после двух побед и одной ничьи с чемпионом мира Эм.Ласкером лидирует в турнире. Настал день их четвертой встречи.

 

 

Г.ПИЛЬСБЕРИ - Эм.ЛАСКЕР, Петербург, 1895/96 (комментарии Каспарова в сокращении, см. диагр.).

17...Лxc3!! Красивая комбинация, которой и сегодня мог бы гордиться любой гроссмейстер. Такое пока не по зубам даже сильному компьютеру, тут нужны дополнительные мощности.

18.fe На 18.bc Пильсбери, возможно, сумел разглядеть неожиданный тихий ход 18...Сd7!! - в случае 19.Фf3 Лc8 у черных решающая атака...
18...Лa3!! Соль комбинации! Парадоксальная жертва ладьи заставляет короля вступить в борьбу за собственное выживание. 19.ef+?
С виду заманчивое 19.e7? тоже проигрывает:
19...Лe8!
20.ba Фb6+

21.Kрc2 (21.Kрa1 Сxd4+ и Лxe7-+) 21...Лc8+
22.Kрd2 Сxd4 и т.д. Кажется безнадежным и 19.ba! Фb6+ 20.Kрc2 Лc8+ 21.Kрd2 Фxd4+ 22.Kрe1 (22.Сd3? Лc2+!! 23.Kрxc2 Фb2Х) 22...Фc3+, однако путем 23.Kрe2 Фc2+ 24.Лd2 Фe4+ 25.Kрd1! Фb1+ 26.Kрe2 или 23.Лd2 Фe3+ (23...fe 24.Фe2 Сg5 25.Фxe6+ Kрh8 26.Фe2 Фa1+) 24.Kрd1 Сb2 25.Фxf7+ Kрh8 26.Сc4! Лxc4 27.Фf8+ Kрh7 28.Фf5+ белые добиваются ничьей.

19...Лxf7 20.ba Фb6+ 21.Сb5! (лучший шанс) 21...Фxb5+ 22.Kрa1 Лc7? Ласкер упускает простой выигрыш: 22...Фc4!

23.Лd2 Фc3+ или 23.Фg4 Лe7! 24.Лhe1 Сxd4+ 25.Фxd4 Лxe1.
23.Лd2 Лc4 24.Лhd1? Ответный промах. К ничьей вело 24.Лe1! Фa5! (24...Лxd4? 25.Лe8+) 25.Лe8+ Kрh7 26.Фf5+ g6 27.Лe7+!! Сxe7 28.Фf7+ Kрh8 29.Фe8+ Kрg7 30.Фe7+ с вечным шахом.
24...Лc3? Еще одна серьезная ошибка, не отмеченная комментаторами. Выигрывало 24...Фc6!, например: 25.Kрb1 Сg5 26.Фe2 Сxd2 27.Фxd2 Фd6.
25.Фf5 Возможно было и 25.Лe1!? Фc4
26.Лe8+ Kрh7
27.Фf5+ g6
28.Лe7+
!, форсируя ничью.

25...Фc4 26.Kрb2? Цейтнотная спешка Ласкера вывела Пильсбери из равновесия: он почувствовал, что соперник утерял нить игры, и... занервничал. А ведь 26.Kрb1! Лxa3 27.Лc1! (прежде рассматривали лишь вялое 27.Фc2 Лc3 28.Фb2 b5! 29.Лc2! Сxd4 30.Лxc3 Сxc3) ставило перед черными неприятные проблемы: 27...Фb5+ (27...Лc3? 28.Лxc3 Фxc3 29.Фxd5+ Kрh8 30.Лd1+-) 28.Kрa1 Фa5 29.Лc8+ Kрf7 30.Лb2, и атака уже у белых.
Пара точных ходов - и шахматная история могла бы пойти другим путем...
26...Лxa3!! Это какая-то мистика: и вторая ладья приносится в жертву на том же самом месте! Думаю, Пильсбери не верил своим глазам...
27.Фe6+ Kрh7? Чисто выигрывало 27...Kрh8 28.Фe8+ Kрh7 29.Kрb1Сxd4 30.Фe2 Фb4+ 31.Лb2 Сxb2 32.Фxb2 Фe4+ 33.Kрa1 Лa4.
28.Kрxa3?? Истерзанный ураганным натиском черных, Пильсбери идет королем под мат. Плохо было и 28.Kрb1? Сxd4! 29.Фf5+ g6! 30.Фd7+ Сg7-+. Но почему-то никто не указал спасительного 28.Фf5+! Kрh8
29.Kрb1! Лxa2! 30.Лxa2 Фb3+ 31.Kрc1 Сg5+ (31...Фxa2 32.Фc8+ Kрh7 33.Фc2+) 32.Лad2 Фc3+ 33.Фc2 Фa1+ 34.Фb1 Фc3+ с вечным шахом.

28...Фc3+ 29.Kрa4 b5+! (финальная точка) 30.Kрxb5 Фc4+ 31.Kрa5 Сd8+, белые сдались.
Пильсбери был так убит горем, что потерпел еще пять поражений (!) и в итоге не занял даже 2-го места. А вдохновленный победой Эм.Ласкер выиграл и матч-турнир, и супертурнир в Нюрнберге, а затем и матч-реванш у Стейница - и еще четверть века владел короной.
Такими потрясающими историями насыщена вся книга.
И все же основная мысль автора сводится к следующему тезису.
Чемпионы в шахматах сменялись по разным причинам, но главной была чисто эволюционная: непрерывное и стремительное развитие самой игры. Эта закономерность прослеживается, начиная с поединка Морфи - Андерсен, 1858, в котором американский гений играл в шахматы будущего. Позже Стейниц совершил революцию, создав теорию позиционной игры. Потом появился талантливейший ученик - сверхгибкий и сверхизобретательный Ласкер, который царил так долго, поскольку был всеяден и универсален, он обращал себе на пользу любые новые веяния. Жаль, что не сыграл он матча ни с Рубинштейном, ни с Капабланкой. Не известно, чем закончились бы эти дуэли, но ясно, что тогда Ласкер был еще в превосходной форме и сохранял свою невероятную практическую силу. Первая мировая война изменила расстановку сил на шахматной арене. Ласкер бедствовал, Шлехтер умер, Рубинштейн стал своей бледной тенью. Резко замедлился рост Алехина. Не задела война лишь Капабланку. Но он в те годы уже не рос, жил себе безбедно, понемногу готовился, поигрывал в американских турнирах. В матче-1921 с пошатнувшимся Ласкером одержал уверенную победу, но шахматы много потеряли из-за того, что такому гению, как Капа, не пришлось выкладываться до конца. Легкость побед, особенно в «камерном» Нью-Йорке-1927, где не было Ласкера, Рети и Боголюбова, а Алехин думал лишь о 2-м месте, расслабила кубинца, и он спохватился только в конце матча с Алехиным, при счете 2 : 4. Однако спасти корону уже не смог: подвела непривычка к высоким нагрузкам, к тому же... джинн вырвался на свободу! Русский шахматист совершил беспримерный подвиг, сумев покорить Олимп наперекор всем выпавшим на его долю невзгодам.

Алехин, как заметил Ласкер, способствовал «омоложению культуры самой игры, помог избежать застоя, грозившего нашему искусству».
Капабланка упустил из виду приход в шахматы нового поколения и с опозданием воспринял идеи, которые проповедовали Нимцович и Рети, а выводил на авансцену Алехин. Борец классического стиля столкнулся с диковинными приемами дзюдо и каратэ...

Автор: Роман Василевский

Оставьте комментарий по теме

Ваше имя: Комментарий: *

By submitting this comment, you agree to the following terms